Энергетика
  4136  2

 Почему "Нафтогаз" провалил добычу. И как планирует наращивать ее снова


Автор: Сергей Головнев

Вместо проваленной программы 20/20, менеджер "Нафтогаза" Андрей Фаворов презентовал новую – "Тризуб". БизнесЦензор записал конспект презентации, чтобы было о чем спросить менеджмент "Нафтогаза" в случае очередного провала.

Почему Нафтогаз провалил добычу. И как планирует наращивать ее снова 01

В декабре 2016 года Кабмин Владимира Гройсмана распоряжением №1079 утвердил Концепцию развития газодобывающей отрасли.

Концепция должна была быть реализована с 2016 по 2020 год. Согласно ей, в 2020 году Украина должна была добывать 27,6 млрд кубов газа. А самая крупная газодобывающая госкомпания "Укргаздобыча" (УГД, входит в Группу "Нафтогаз") – 20,1 млрд кубов газа.

Из-за этого, программа инвестиций в добычу получила название Программа 20/20. То есть, УГД должна была добывать 20 млрд кубов газа в 2020 году.

Как провалилась Концепция газодобычи

В документе указано, что Украина потенциально имеет запасы газа в размере 924,1 млрд кубов. Только УГД планировала инвестировать в добычу газа более $6 млрд.

Энтузиастами реализации программы были тогдашние премьер Владимир Гройсман, министр энергетики Игорь Насалик и глава правления УГД Олег Прохоренко.

Позже оказалось, что коммерчески обоснованные запасы газа едва превышают 300 млрд кубов, что изначально было указано в Концепции. Спецразрешения на эксплуатацию месторождений не выдавались из-за коррупции в Госгеонадр. Земельные участки не выделялись из-за коррупции в Полтавском облсовете.

20 новых бурильных станков, которые закупила УГД, бездействовали, потому что в структурном подразделении УГД "Бургазе" нет компетентных специалистов. А в самой УГД процветает коррупция при закупке материалов и оборудования.

Интенсификация добычи (гидроразрывы пласта и колтюбинговые технологии), на которые ставила ставку УГД, принесли лишь временный эффект. Заказ бурения у международных сервисных компаний тоже не помог.

С 2016 года УГД потратила на закупку станков, бурение и интенсификацию более 40 млрд грн. Это позволило удержать добычу на том же уровне – компенсировать природное снижение дебета скважин. Но обеспечить прорыв в добыче компании не удалось.

По итогам 2019 года валовая добыча УГД составила 14,9 млрд кубов газа, при тому что в 2015 году добыча составляла 14,5 млрд кубов. Можно констатировать, что Программа 20/20 провалена.

Смена концепции

В конце 2018 года в "Нафтогаз" пришел Андрей Фаворов. До этого он работал в собственной трейдинговой группе "Энергетические ресурсы Украины" (ЭРУ). Торговал газом, углем и электроэнергией.

В 2019 году, во время трансформации управленческой модели "Нафтогаза", Фаворов возглавил дивизион Интегрированный газ, в сферу ответственности которого вошла УГД.

Первое время Фаворов тоже говорил о триллионе кубов запасов газа и о необходимости инвестиций в бурение.

Но в середине прошлого года концепция поменялась. К этому времени мировые цены на газ начали снижаться. Встал вопрос о том, окупает ли рыночная цена газа инвестиции в его добычу?

И в июле 2019 года Фавров презентовал новую стратегию УГД, согласно которой эффективность УГД должна оцениваться не объемами добытого газа, а финансовым результатом. Мол, зачем инвестировать в добычу, если дешевле закупить его за границей?

Такой подход вызвал критику. И со стороны правительства, которое настаивает на энергетической безопасности. И со стороны бизнеса, который зарабатывает на подрядах УГД.

Снижение темпов бурения не нравится международным сервисным компаниям, которые нанимала УГД, а также группе Interpipe Виктора Пинчука, которая производит бурильные трубы.

"УГД – это не организация по утилизации бурильной трубы", - возмущается на это Фаворов.

К началу 2020 года УГД разработала новую программу наращивания добычи, которая не связана с традиционным бурением.

Фаворов патриотично назвал ее "Тризуб" – исходя из того, что она предполагает три направления. Это бурение сверхглубоких скважин глубиной более 6 км, добыча газа из плотных коллекторов (сланцевый газ) и бурение на шельфе Черного моря.

17 февраля Фаворов публично презентовал "Тризуб". Если коротко: УГД попытается найти труднодоступный газ. Но для этого нужно содействие правительства, деньги и привлечение зарубежных компаний ради новых технологий.

В отличии от Программы 20/20, "Тризуб" не ставит конкретных задач по увеличению добычи в конкретные сроки. Это просто направления. А шанс успеха не велик.

БЦ записал главное из выступления Фаворова.

С презентацией, слайды которой размещены ниже, можно ознакомиться здесь:

О цене газа

Мы ждали, что с 1 января 2020 года прекратится транзит газа по территории Украины. Но этого не произошло. Да еще и "зиму отменили".

На сегодня уровень газа в европейских, украинских и российских хранилищах газа превышает все исторические максимумы, что не может не влиять на уровень цен.

Потребление у нас порядка 30 млрд кубов в год, в зависимости от температуры. Добыча – порядка 20 млрд кубов в год. 10 млрд кубов годового потребления мы должны, как страна, импортировать.

Если третью часть своих нужд мы импортируем, цена импорта, согласно основам теории экономики, становится замыкающей.

Несмотря на снижение промышленного производства, в 2019 году на 7% или на 1,8 млрд кубов увеличилось потребление газа. Вопрос энергоэффективности остается открытым.

Почему Нафтогаз провалил добычу. И как планирует наращивать ее снова 02

О Программе 20/20 и потерях газа

УГД в 2020 году добудет на 27% газа меньше, чем предполагалось по программе 20/20. Частные компании добудут на 20% меньше, чем предполагалось программой 2016 года.

Да, у нас не получилось. Но мы не единственные, у кого это не вышло.

Добыча газа имеет три составляющие. Первое. Это товарный газ, который компании поставляют в газотранспортную систему (ГТС).

Второе. Это газ для собственных нужд. Например, для отопления наших предприятий.

Третье. Это производственно-технологические потери. Здесь есть как физически измеряемые потери, так и нормативные.

Если, например, нужно вывести скважину в ремонт и кинуть часть объема газа на факел, никто не знает, сколько его сгорит. Он горит и горит.

Почему Нафтогаз провалил добычу. И как планирует наращивать ее снова 03

Есть нормы, которые пытаются это определить. Но их же можно переписать. И то, что мы видим увеличение технологических потерь в 2017 – 2018 году на 700 млн кубов, это пример того, что нормы были переписаны.

В 2019 году мы проделали работу, чтобы привести нормы этих потерь к каким-то проверяемым стандартам. И мы увидели снижение валовой добычи на 300 млн кубов. В 2020 году мы увидим еще порядка 0,5 млрд кубов снижения добычи.

Это не значит, что товарного газа станет меньше. Это значит, что дописок станет меньше. Теперь KPI компании построены на показателях товарного газа. Все остальное не имеет значения.

О том, почему в Украине не осталось "традиционного газа"

Запасы Шебелинского месторождения (находится в Харьковской области, первоначальные запасы превышали 300 млрд кубов газа – БЦ), которое входит в пятерку лучших открытых месторождений газа за всю историю человечества, подходят к концу. С Западно-Хрестищинским месторождением происходит то же самое.

Как видно на слайде, из больших месторождений, кроме Тимофеевки, у нас мало что осталось.

Почему Нафтогаз провалил добычу. И как планирует наращивать ее снова 04

От осязаемых запасов газа в месторождениях, за год можно поднять на поверхность от 5% до 10%. В Америке это называют "правило большого пальца". Так происходит из-за технических и физических ограничений.

Поэтому, когда аудиторы говорят, что запасы УГД составляют около 250 млрд кубов газа, то наша добыча в 14-15 млрд кубов газа в год, коррелируется с этим правилом большого пальца.

Шебелинское месторождение эксплуатируется с 1950-х годов. Сейчас там давление всего 2 атмосферы. Чем меньше давление, тем сложнее и дороже поднять газ.

Почему Нафтогаз провалил добычу. И как планирует наращивать ее снова 05

История этих месторождений подходит к концу. Больше из этих "выжатых лимонов" мы газа не добудем. Но это еще не все плохие новости.

Все крупные месторождения газа, которые могли быть в нашей Днепровско-Донецкой геологической впадине, уже найдены.

Согласно построенной по нашему заказу модели, мы можем найти месторождение с запасами 10-12 млрд кубов с вероятностью 10%.

Почему Нафтогаз провалил добычу. И как планирует наращивать ее снова 06

Но, по правилу большого пальца, из такого месторождения мы сможем добывать в год не больше 1 млрд кубов. А естественное падение добычи на наших месторождениях – 1,5 млрд кубов в год.

О работе экс-главы УГД Олега Прохоренко

Базовая добыча – это добыча газа в случае, если ничего не делать. В 2019 году базовая добыча для УГД должна была составить 11 млрд кубов. Портфель УГВ – это 3,5 тыс. скважин.

Операции по интенсификации позволили обеспечить прирост в 2016-2018 годах. В особенности полезными были гидроразрывы пласта (ГРП). Но все хорошее, что можно было сделать, мы уже "погидроразрывали".

Почему Нафтогаз провалил добычу. И как планирует наращивать ее снова 07

Низко висящие геологические фрукты на тех лицензиях, которые есть, уже сорваны. Остались более сложные и дорогие.

А чего же мы не бурим на других месторождениях? Давайте посмотрим, где мы могли бурить? Госкомпания, которая добывает 3/4 газа в стране, в последние годы получала 1/4 спецразрешений и 1/4 отведенной под это земли.

Почему Нафтогаз провалил добычу. И как планирует наращивать ее снова 08

Если негде искать, ты точно ничего не найдешь. Ситуация начала меняться только в 2019 году. Но УГД – это не катер, это крейсер. Чтобы увидеть какие-то результаты, руль нужно начать крутить за пять лет до этого.

На все это накладывается экономика. Вряд ли акционерам УГД интересен газ, который в 3-4 раза дороже импортной альтернативы.

Сейчас стоимость газа в Европе 4,2 – 4,4 тыс. грн за тысячу кубов. И тренд на дальнейшее снижение.

Почему Нафтогаз провалил добычу. И как планирует наращивать ее снова 09

Это значит, что инвестиционное обоснование новых скважин становится гораздо сложнее. В этом случае "набуривать" кучу дополнительных скважин не рентабельно.

Этим мы не увеличиваем добычу, а просто приближаем истощение существующих месторождений.

Моя позиция, не очень популярная: пусть лучше полежит под землей по такой цене. Давайте лучше поищем запас.

Куда были потрачены 40 млрд грн, за которые экс-министр энергетики Игорь Насалик грозился "набить морду" экс-главе УГД? 60% этих средств были потрачены на бурение. 18,7 млрд грн были заплачены внутреннему подрядчику – "Бургазу".

Но с 2016 по 2018 год и в 2019 году по больше мере тоже – "Бургаз" работал на оборудовании 60-х – 70-х годов, которому место в музее.

Поэтому появились внешние подрядчики. И здесь нужно отдать должное прошлому руководству УГД. Это привело новые технологии и конкуренцию.

О том, как Фаворов планирует эксплуатировать существующие скважины

А что делать-то? Во-первых, мы не будем отказываться от добычи в Днепровско-Донецкой впадине. Эти месторождения нужно поддерживать, лелеять, заботится о них. Но прорыва там уже не будет.

Наш гринфилд (новые месторождения – БЦ) составляет 65 спецразрешений. Половина из них бесперспективны. Мы провели там сейсмику, не видим экономических перспектив, будем от них отказываться. Остальные находятся на этапе подготовки.

В лучшем случае мы найдем там 5-10 млрд кубов запасов. Вспоминаем правило 5%-10% добычи в год – картина не радужная.

Эффективная эксплуатация браунфилдов (эксплуатируемых месторождений – БЦ), подразумевает уменьшение сухих скважин (без газа – БЦ). Сухие скважины могут быть как из-за технических рисков – неправильно пробурили скважину, так и из-за геологических – не попали.

У Shell, Chevron и Socar тоже бывают "сухие скважины". От этого никто не застрахован. Одна из главных инвестиций в снижение этого риска – применение сейсмики. Она дает нам возможность проверять наши гипотезы на компьютере, а не скважинами стоимостью $10 млн.

Кроме того, мы должны разрабатывать месторождения в долгосрочной перспективе, а не открывать штуцера (запорное оборудование на скважине – БЦ) в последний квартал для выполнения годового плана.

Кроме того, нужно улучшать наземную инфраструктуру – компрессорные станции, которые работают с 1970-х.

О Программе "Тризуб". Вторая "Шебелинка"

Первое: добыча из глубоких залежей. Особенно под "Шебелинкой". В декабре 2019 года мы заложили скважину 888 на территории Шебелинского месторождения.

Само месторождение находится на глубине 4 км. Мы видим, что это месторождение подходит к концу. Но оно все не кончается и не кончается.

Поэтому в геологических кругах давно витала теория, что под нынешней "Шебелинкой" находится еще одна "Шебелинка".

Ее запасы, возможно, даже больше, чем у существующего месторождения. В 2000-х годах было 10 попыток туда добраться с помощью бурения старыми "ураловскими" станками. Не удивительно, что все попытки закончились аварийными скважинами.

Но последняя скважина дала большой приток газа, с которым нам не удалось совладать. И нам пришлось зацементировать эту скважину, чтобы избежать негативных производственных и экологических рисков.

Сейчас у нас есть оборудование, которое отвечает последним мировым техническим стандартам. И это наша первая попытка попасть на горизонт 6 км. Вероятность успеха – 30%.

Мы идем туда не за добычей. Мы пытаемся понять, есть там что-то или нет. К концу 2020 года мы это узнаем.

Почему Нафтогаз провалил добычу. И как планирует наращивать ее снова 10

О Программе "Тризуб". Сланцевый газ

У нас есть Святогорское месторождение в Полтавской области с газом в плотных коллекторах. Запасы газа там оцениваются: от 50 до 70 млрд кубов.

Но опыта добычи газа из сланцевых пород в Украине – ноль. Мы будем делать это впервые.

Там есть другая проблема. Все эти запасы находятся под болотом. Плюс речка. Тема очень рисковая.

И на все на это накладывается то, что эта территория имеет статус национального заповедника. Чтобы туда завести бурильный станок, нужно биться головой об стену года два.

Поэтому, пока что, нашли альтернативное решение. Бурим с одной точки на частной земле три направленных скважины. Потом будем заказывать компьютерную модель пластов и смотреть что там.

Почему Нафтогаз провалил добычу. И как планирует наращивать ее снова 11

О Программе "Тризуб". Шельф Черного моря

Здесь мы ничего нового не придумываем. Шельф Черного моря уже бурят. У болгар получилось, у румын получилось.

У украинского "Черноморнафтогаза" тоже получалось до того, как российский военно-морской флот решил стать над нашими лицензиями. И у нас должно получиться.

Сейчас мы анализируем 2D и 3D-сейсмику, которая есть. И будем решать, где забурить первые 2-3 эксплуатационных скважины.

При глубинах от 50 до 100 метров на этом шельфе, это относительно просто.

Для нашей страны большое преимущество в том, что с землевладельцами договариваться не надо.

Почему Нафтогаз провалил добычу. И как планирует наращивать ее снова 12

Источник: https://biz.censor.net.ua/r3176770
Комментировать
Сортировать:
в виде дерева
по дате
по имени пользователя
по рейтингу
 
 
 
 
 
 вверх