Регуляторная политика, Энергетика
  11418  10

 Почему ЕБРР разочаровался в украинских проектах по возобновляемой энергетике


Автор: Марина Ткаченко

Украинская энергетика рискует пойти по "испанскому сценарию", который привел страну к "зеленому дефолту". Что нужно делать, чтобы этого избежать?

Почему ЕБРР разочаровался в украинских проектах по возобновляемой энергетике 01

Еще в июле ЕБРР презентовал новый этап проектов генерации из возобновляемых источников энергии (ВИЭ) на 250 млн евро.

Но уже 20 ноября старший банкир департамента электроэнергии ЕББР Ольга Еремина сообщила, что банк прекращает финансирование проектов солнечной энергетики и собирается перестать кредитовать возобновляемую энергетику в Украине вообще.

"Боюсь, что мы будем не последними, кто перестанет поддерживать проекты по возобновляемой энергетике, если не начнется непосредственный плановый переход на более устойчивую систему поддержки ВИЭ-проектов", - добавила она.

Тревожный сигнал другим донорам: можем ли мы выполнять партнерские обещания?

Партнерские обещания

ЕБРР – основной донор Украины в модернизациях по инфраструктурным направлениям. Он поддерживает развитие возобновляемой энергетики в Украине в рамках проекта USELF с 2009 года.

Программа создана специально для повышения энергетической безопасности Украины. Причина – неэкологичность традиционных энергетических активов и нежелание их модернизировать.

ЕБРР разработал программу стимулирования альтернативной энергии, в которой первым шагом было введение "зеленых тарифов" со стороны Украины.

Это гарантийная плата государства хозяйствам и компаниям, за излишек электроэнергии, которую они производят и потребляют, с помощью установленных у себя солнечных панелей и ветрогенераторов.

Практика "зеленых тарифов", оправдала себя еще в США во времена энергетического кризиса 70-х, так как стимулирует сложное внедрение новаторских инициатив.

Сложности в анализе рынка производителей, выборе и установке оборудования, процедурах оформления, лицензирования и подключения.

Именно потому ЕБРР взялся помогать таким первопроходцам в Украине. А братья Андрей и Сергей Клюевы и Ринат Ахметов пролоббировали закрепление "зеленого тарифа" законодательно.

Тогда же, в 2009 году закон "Об электроэнергетике" дополнили статьей "Стимулирование производства электроэнергии из альтернативных источников энергии".

"Зеленый тариф" по-украински

Тариф выгоден собственнику и делает все затраты окупаемыми, так как привязан к евро. Да и в гривне – он в несколько раз выше тарифов за генереацию от традиционных источников.

На 2018 год 1 КВт*ч украинской альтернативной энергии стоит 15 евроцентов для предприятий и 18 евроцентов для физических лиц. В странах ЕС он не выше 8,6 евроцентов.

В Украине это цена колеблется (на 0,1 цента) в зависимости от года ввода установки в эксплуатацию, от промышленного или частного использования и от мощности установок.

Понятно, что чем выше мощность – тем больше доплаты по "зеленому тарифу".

Если рассматривать успехи выгодополучателей, не только единичных продвинутых домохозяйств, а например, группы СКМ Рината Ахметова – то его ветрогенерирующая Ботиевская ВЭС в 200 МВт выработала в 2017 году 634,1 млн. кВт*ч.

"Зеленый тариф" для такой мощности составил 311,18 грн.

Летом 2018 агенство Fich в оценке деятельности проектов DTEK по альтернативной энергетике напрямую связывает прибыли компании с "зелеными тарифами".

Даже учитывая регулярное плановое снижение "зеленого тарифа" – он все равно привлекателен. Цены на комплектующие падают день ото дня.

Рентабельность такого "государственного бизнеса" растет в геометрической прогрессии до прибылей в 300% и выше.

Почему остальной мир уже давно отказался от завышенных "зеленых тарифов"?

Если оперировать экономико-финансовыми категориями – это был долгосрочный кредит от потребителей, который пришло время отдавать. Так как в платежках за электроэнергию заложен процент на оплату этих субсидий.

Как у них

Когда бизнесы альтернативной энергии встали на ноги, следующий акцент был сделан на голландские аукционы.

Это ставки на понижение: тендер на запуск мощностей выигрывает тот, кто назначил самую низкую цену для потребителя. Субсидии постепенно отменяются. Приоритет переходит рыночному регулированию.

Не в каждой стране все по плану. Показателен противоречивый, но все равно успешный путь Испании по внедрению ВИЭ.

Местный "зеленый тариф" на 2008 год составлял 32 евроцента за 1 КВт*ч. Страна не нуждалась в поддержке внешних финансовых структур, как в Украине.

За 8 лет инвесторы вывели страну в десятку европейских лидеров по производству ВИЭ.

В 2012 год испанцы заплатили собственникам ВИЭ $10,6 млрд субсидий (зеленых тарифов) за мощности в тераватты, что составляло 1\3 всей выработанной в стране электрики.

Но уже в 2015 случился "зеленый дефолт" – со стороны правительства образовался долг в $24 млрд. Пришлось вводить лимиты на запуск новых мощностей, отменять зеленый тариф, и даже ввести налог на излишек производимой зеленой энергии.

Против Испании были возбуждены арбитражные требования от пострадавших инвесторов.

В 2018 правительство Испании возобновило программу с целью полного перехода электроэнергетической системы страны на ВИЭ к 2050 году.

Чему научились испанцы? Теперь пятая часть бюджета резервируется для всех издержек и для возобновления стимулирования перехода на ВИЭ с увеличением суммы с 2025 года.

Вынужденный налог на производство ВИЭ отменен. А аукционы по ВИЭ обязательны. Вводится лимит на использование природных углеводородов, запрещение бурения новых нефтяных скважин.

Инициируется закрытие угольных шахт, взамен на перепрофилирование рабочих мест на производство чистой энергии. Запускается постепенная ликвидация ядерной энергии. Введен запрет покупки новых бензиновых и дизельных автомобилей с 2040 года.

Мощности вводимых ВИЭ-ферм тоже регулируется в пределах, приемлемых для госбюджета. Обязателен ввод в эксплуатацию зданий только с нулевым расходом энергии и т.д.

Наиболее мягкий путь адаптации выбрала Индия. Частные фирмы могут взять дешевый кредит и разместить солнечные панели допустимой мощности на жилых домах, понижая для жильцов плату за электричество.

Если обеспечить электрикой нищие районы хотя бы на 8 часов рабочего дня, то ее можно будет использовать для микро-бизнеса.

Это позволит обеспечить прожиточный уровень для населения, построить там школы и медицинские центры. И уже на этих строениях разместить более мощные солнечные панели с последующим нарастающим циклом инфраструктурного развития

Конечно, есть мощные солнечные парки в жарких странах, растянувшиеся на десятки километров и годовой выработкой под 1000 ГВт*ч.

В Германии, например, погодные условия хуже, чем в Украине, однако солнечные и ветровые станции не вымывают бюджет, а пополняют его.

Во-первых, в Германии аукционы введены еще в 90-е, а в 2000-е уже работали стабильные биржи.

Во-вторых, банки выдают дешевые кредиты под 2% годовых на 10 лет. И каждый желающий может начать внедрять ВИЭ.

В-третьих, крупным корпорациям путь к глобальным ВИЭ закрыт. Слишком лакомый зеленый тариф в 8 евроцентов (в Украине в среднем 15) для больших ветропарков немецкая экономика не потянет.

Кроме того – обеспечивать работу ВИЭ могут всего несколько человек, так что это не выгодно для местных жителей.

Небольшие частные хозяйства, работающие сами на себя – экономнее. А зеленый тариф одновременно оплачивает и получает не вся Германия, а та община\домохозяйство, которую обслуживает конкретное ВИЭ.

Энергоемкий сектор в Германии освобожден от большинства налогов. Итого – совсем не жаркая Германия производит около 18% всей ВИЭ в ЕС.

А при сильном ветре страна продает энерегию от ВИЭ соседним странам, иногда даже приплачивая за покупку.

Как у нас

У нас кредитов под 2% просто нет в природе. Есть "льготное" кредитование для областных бюджетов до 22% годовых на солнечные панели. Аукционов нет.

Зато за 10 лет комплектующие упали в цене. Обозрение международных и украинских предложений по установке ВИЭ, показывает, что для выработки всего 100 ватт нужно вложить менее 100 долларов.

В некоторых случаях цена может упасть до 50 центов. А выплата по "зеленому тарифу" останется той же, пропорционально к ежегодному понижению на 0,1 евроцент и к растущему курсу евро.

Не удивительно, что лоббисты "зеленых тарифов" Клюевы, за почти 10 лет сконцентрировали на своей Activ Solar до 87% добычи солнечной энергии в Украине.

В то же время, уже были задержки с выплатами со стороны правительства по этим самым тарифам.

Перед Украиной замаячил "испанский сценарий", и в 2014 был внесен радикальный законопроект №4596, который предлагал в два раза снизить тарифные ставки для электроэнергии от солнечных электростанции (СЭС) мощностью более 10 МВт, вне зависимости от даты ввода в эксплуатацию.

Но инвестиционные лобби, угрожая Украине международными арбитражными судами, сразу же блокировали радикальные изменения, вспоминая все пункты норм и гарантий защиты иностранных инвестиций.

В 2015 в существующий закон о рынке электроэнергии были внесены изменения по внедрению зеленого тарифа для переработки биомассы на основании законопроекта №2010-Д.

Это стало одной из причин очередного повышения тарифов на электроэнергию для населения в 2015 году.

В 2016 году случилась другая крайность – был проголосован законопроект №5129, снижающий в 1,8 раз зеленый тариф для крупных солнечных станций. Но действовал он всего лишь год.

Все эти законодательные качели насторожили ЕБРР и других финансовых доноров Украины, так как в это же время на голландских зеленых аукционах в Индии боролись за цену в пределах 7 евроцентов.

В Германии, в начале июня, был проведен аукцион, по результатам которого тарифы составили от 4 до 5 евроцентов. А на тендерах в ОАЭ победители обязывались продавать электроэнергию ниже 3 евроцентов.

Не удивительно, что попытка ввести украинский "зеленый тариф" еще и на сжигание мусора вызвало волну возмущения в ЕС.

ЕБРР, ЕИБ, Всемирный банк и ЕС напомнили Украине о нормах Третьего энергетического пакета ЕС об упразднении монополий, о ратифицикации Парижского климатического соглашения о сокращении загрязняющих выбросов, и о реформе энергетического сектора ради конечного потребителя.

Война законопроектов.

Тянуть было уже некуда и летом в Раде зарегистрировали законопроект №8449. Документ подразумевает двухлетний переход на общеевропейские стандарты и коррекцию существующего законодательства в области энергетики.

Уже в июле 2019 предусмотрены первые аукционы для СЭС мощностью свыше 10 МВт, и для ВЭС мощностью свыше 20 МВт – как раз в отношении больших ферм.

Небольшие частные домохозяйства-физлица останутся с "зеленым тарифом", без аукционов.

В законопроекте прописаны бизнес-льготы: если сейчас "зеленый тариф" работает только для СЭС мощностью до 30 кВт, то с принятием закона можно будет расшириться до 500 кВт, что привлечет малый бизнес. Аукцион для них – по желанию.

Крупные предприятия, которые уже работают, или успеют ввести объекты в эксплуатацию до июля 2019 с заключением договора купли-продажи – сохранят тариф до 2020 года. Однако потом он будет сокращен на 30%.

Конечно, новые правила задевают собственников крупных мощностей. Вместо того чтобы до 2030 года (или даже дольше) богатеть на "зеленом тарифе", им всем придется идти на аукционы. И не факт, что они там выиграют.

По стечению обстоятельств, как раз летом 2018-го появился новый контракт Ахметова с китайскими инвесторами (СМЕС) на солнечную станцию в 200 МВт на Днепропетровщине возле Никополя.

Из Китая будут и поставщики оборудования. Всего до конца года ДТЭК планирует ввести в эксплуатацию 740 МВт энергии: Ботиевская ВЭС (200 МВт), Трифановская СЭС (10 МВт), Никопольская СЭС (200 МВт) и первая очередь Приморской ВЭС (100 МВт).

К 2020 году ДТЭК планирует выйти на 1 ГВт и занять лидирующие позиции по ВЭС и СЭС не только в Украине, но и в Европе.

Суммы прибыли подсчитаны – свыше 400 миллионов евро в 2018 году, почти 300 миллионов евро в 2019 году.

А после того, как "зеленый тариф" по-украински закончится, останется 1 миллион евро прибыли в последующие годы.

И пока глава Минэнергоугля Игорь Носалик презентовал 22 июня в Брюсселе аукционную стратегию ВИЭ и новое госпредприятие "Оператор рынка", в Раде почти сразу же на законопроект №8449 появилось сразу 7 альтернативных.

В игру включились все лобби, отодвигая в своих законопроектах аукционы до 25 и 30 года, с условием максимально возможного сохранения зеленого тарифа.

Мотивируя это сохранением инвестиционного климата, в них так же пытаются убрать фактор мощности станций как дискриминационный.

Отдельными статьями в них прописаны льготы для украинской составляющей.

Не удивительно, что производители украинских комплектующих стоят почти за всеми альтернативными проектами.

В альтернативных законопроектах (№8449-1, 8449-2 и 8449-6) они хотят увеличить долю украинской составляющей с 5% до 20% в зависимости от локализации в одном проекте.

Эти крупные украинские игроки – KNESS, Solar-Tech, западноукраинская Rener, киевская "Рентехно", Солар и Родина "…Энерджи Груп", которые открыли в октябре первую СЭС в Чернобыле.

И только один альтернативный №8449-4 от главы "Ассоциации защиты прав потребителей электроэнергии" Андрея Геруса содержал требование уже с октября 2018 сократить на 50% зеленые тарифы для СЭС и урезать их для ВЭС на 30%.

Сегодня ни один из этих проектов не вынесен на обсуждение. В экспертной среде прямо заявляют об искусственном торможении внедрения рынка ВИЭ.

И дело не только в лидерах – ДТЭК Ахметова и в китайской NSMB, которая выкупила 10 СЭС Aktiv Solar братьев Клюевых.

За последние два года в остальном мире идет игра на понижение. Потому в Украину на "зеленые тарифы" слетелась масса зарубежных инвесторов.

Они не рассчитывают сворачивать бизнес за счет украинского государства через какие-нибудь 10 лет. Запускаемые ими мощности превышают 10 МВт и в новых правилах обречены на аукционы.

Перед нами противостояние. С одной стороны это финансовые донорские структуры, предоставляющие помощь Украине в ее программе зеленой энергетики. Цель – удешевление электроэнерегии для потребителя.

С другой – зарубежные инвесторы и отечественные монополисты, способные существовать только в тепличных условиях "зеленого тарифа". Их результат – повышение цены на электроэнергию в платежках всех без исключения украинцев.

Судя по реакции ЕБРР, которая сворачивает программы ВИЭ в Украине – нужные законопроекты не будут вынесены на обсуждение\голосование в ближайший год.

Дело не в финансовой составляющей этих структур, а в приоритетах. Международные финансовые доноры действуют в законном поле: принятие закона и потом – выделение средств.

У крупных инвесторов другой алгоритм: сначала выделение средств на проекты и потом проталкивание нужных законов под эти средства.

Решение за Верховной радой. Такие высокие зеленые тарифы государство уже в скором времени не сможет оплачивать. И у нас не будет некоего украинского уникального опыта.

По вышеперечисленным причинам в таких странах ЕС как Чехия и Словения программы развития ВИЭ просто схлопнулись на пике своего развития.

Источник: https://biz.censor.net.ua/r3103893
 Топ комментарии
Комментировать
Сортировать:
в виде дерева
по дате
по имени пользователя
по рейтингу
 
 
 
 
 
 вверх