Власть, Финансы
  18237  9

 Сергей Будкин о том, что будет с банковским сектором в ближайшие три года

Иван Пальчевский

Отрицательный показатель прироста населения, миграционный отток и кризис образовательной системы приведут к тому, что нам не будет с кем делать бизнес.

Сергей Будкин о том, что будет с банковским сектором в ближайшие три года 01

Известный продавец банков в Украине Сергей Будкин в свое время занимался продажей "Аваля" австрийской группе Raiffeisen, привлекал на украинский рынок австрийскую Erste и венгерский OTP, а также ряд других иностранных игроков.

В этом году его инвестиционная компания FinPoint в составе консорциума, состоящего из Rothschild и Ernst & Young была привлечена для переговоров с бывшими собственниками ПриватБанка Игорем Коломойским и Геннадием Боголюбовым.

Делая доклад на конференции CIS bankers VI Ukrainian Banking Forum, которая состоялась 19-20 октября, Сергей Будкин высказал ряд предположений: в ближайший год российские банки будут либо проданы, либо покинут рынок; минимум один из госбанков будет частично приватитизирован, а иностранные банковские группы больше уходить из Украины не будут.

Также он поделился своим видением того, каким будет банковский сектор в ближайшие несколько лет и какие риски ему угрожают.

БизнесЦензор публикует тезисы из выступления Будкина.

Что произошло за год в банковском секторе?

1. Перераспределение долей рынка в банковском секторе

За последний год банковская система изменилась в пользу увеличения доминанты государственных банков. Доля госбанков увеличилась с 31% на (1 июля 2016 года) до 56% (на 1 июля 2017 года) в результате национализации ПриватБанка.

Это проблема, которая должна быть решена. Пока она не решена, она будет оказывать на банкиров существенное влияние.

2. Убыточность ФГВФЛ

Фонд гарантирования вкладов остается убыточной компанией по управлению активами. В 2016 году выплаты вкладчикам неплатежеспособных банков составили $600 млн (эквивалент 15 млрд грн), тогда как Фондом было получено $300 млн (эквивалент 7,2 млрд грн) от продажи и управления активами неплатежеспособных банков.

Стоит отметить, что Фонд гарантирования достиг высокого результата в реализации активов. Абстрактно это не так уж и много, но если сравнивать с "успехами" Фонда госимущества, то в этом смысле ФГВФЛ был более эффективным.

Прогнозы, которые оправдались

1. Глубокая реструктуризация бизнеса ПриватБанка

Оправдалась глубокая реструктуризация ПриватБанка о которой я говорил еще в 2016 году. Конечно, я ожидал, что она произойдет при взаимодействии акционеров и государства. Но, к сожалению, оно пошло по тому пути, по которому пошло.

2. Появление нового проекта в рознице

В рознице появился новый проект - Monobank (проект создан бывшим топ-менеджментом ПриватБанка - БЦ). Это также прогнозировалось, так как спрос в рознице растет, и нужен был ответ на этот вызов. Я очень надеюсь на успех Monobankа, поскольку это будет показатель того, что новый проект в рознице возможен, и он удовлетворяет запросы рынка, выходя за пределы традиционных банков.

3. Уход из Украины международных банков

Обсуждался дальнейший выход международных банковских групп из Украины. За год вышло 2 группы: киприоты вышли из Марфин Банка (куплен одесскими бизнесменами - БЦ) и греки вышли из Универсал Банка (куплен Сергеем Тигипко - БЦ). Могу сказать, что процесс выхода иностранных банковских групп из Украины закончен.

На длительное время я не ожидаю каких-либо движений с точки зрения иностранных банков в Украине. Это связано с двумя факторами. Первый фактор - все кто должен был выйти из Украины по формальным требованиям - вышел. К примеру, Греческий фонд финансовой стабильности требовал от банков выход из неключевых рынков. К греческому Пиреус Банку МКБ, который присутствует в Украине, это не относится.

Второй момент - все кто остался в Украине, прошли болевой порог и показывают настолько бурное восстановление бизнеса. По мнению их материнских структур уже кажется нерациональным искать выход из страны. Они будут оставаться примерно с теми же долями рынка, продуктами и степенью принятия рисков, которые была до сих пор.

4. Начало выхода российских банков

Я давно говорил, что из Украины должны начать выходить российские банки. Пока эти предсказания оправдались частично - Сергеем Тигипко был куплен самый маленький из банков ВиЭс Банк. Думаю, проблем с одобрением этой покупки со стороны НБУ не будет.

Закончился ли банковский кризис в Украине?

1. Украина потеряла релевантность как дочерний банк

Кризис с точки зрения внешних наблюдателей в Украине закончился. Хочу показать это на примере Raiffeisen Bank International, который готовит отчеты, рассказывая о ситуации на рынках.

Очень интересно смотреть за тем, как Украина с 2006 года мигрировала вниз в таблице приоритетов Raiffeisen Bank. Если в 2006-2007 годах в их отчетах Украина рассматривалась как самый перспективный рынок в котором они будут расти, то после этого Украина начала опускаться все ниже и ниже в перечень проблемных стран. И в результате удельный вес Raiffeisen также уменьшался.

5 лет назад Украина представляла собой 3,6% во всей группе Raiffeisen с общими активами 4,9 млрд евро, тогда как в 2017 году Украина "похудела" с точки зрения активов в 2 раза до 2,1 млрд евро, а это уже 1,5% по группе.

Для сравнения, белорусский банк группы вырос от 1% до 1,5%, то есть фактически размеров Украины, сохранив свою высокую прибыльность на уровне 5% по группе.

2. Пример возможного слияния UniCredit и Commerzbank

С точки зрения международных финансовых групп, Украина стала менее релевантной, чем была раньше. Неделю назад было объявлено о том, что UniCredit обратился к властям Германии с предварительным запросом по поводу слияния с Commerzbank.

5 лет назад эта новость оказала бы эффект бомбы на украинском рынке, потому что произошло бы слияние 5-го по величине дочернего в Украине UniCredit (активы 40 млрд грн) и дочернего для Commerzbank банка "Форум" - 22-го по величине (активы 10 млрд грн). Сделка привела бы к появлению пятого по величине банка, который стал бы самым заметным иностранным банком.

Сейчас банк "Форум" перестал существовать, а UniCredit стал Укрсоцбанком и громкая европейская сделка не имеет отношения к нашему рынку.

3. Иностранные банки - возвращение выживших на рынок

Те банки, которые остались, демонстрируют удивительную доходность. "Райффайзен Банк Аваль" после всех списаний, которые сделал, демонстрирует в 2017 году 75% доходности на капитал. Это самый большой показатель по группе. Но даже это не привело к тому, что Украину снова начали бы называть перспективным рынком.

Вывод из этого следующий - кризис в банковской системе закончен, а кредитование будет продолжаться. Иностранные банки готовы принимать риски и финансировать украинские компании. Также заметно, что банки ведут поиск хороших платежеспособных клиентов и наблюдается рост конкуренции в корпоративном и розничном сегменте.

Сергей Будкин о том, что будет с банковским сектором в ближайшие три года 02

Что будет с банковским сектором в 2018-м году

Я ожидаю, что 2018 -й год будет достаточно спокоен. Это будет год укрепления, год стабильности и продолжения нынешних тенденций. Основные источники новостей будут следующие:

1. ПриватБанк

Самая интригующая история, которая нас будет ожидать в 2018 году, это ПриватБанк и выяснение отношений между государством и бывшими акционерами.

Я не могу детально комментировать этот вопрос, так как мы были вовлечены в процесс переговоров с бывшими акционерами банка (компания Сергея Будкина нанята ПриватБанком для переговоров с бывшими собственниками - БЦ). Я знаю существенно больше, чем могу рассказать. Но я думаю, что в этом вопросе будет, как минимум, миттельшпиль (середина шахматной партии) и возможно эндшпиль в этих отношениях (заключительная часть).

Хочется, чтобы эти отношения закончились не войной до победного конца, которая оставит после себя руины. Хочется, чтобы закончилась хотя бы худым, но миром.

2. Госбанки

Вторым источником новостей должно стать государство. Банковская система слишком сконцентрирована в руках государства и что-то в этом направлении будет предпринято.

Я думаю, что в следующем году у одного либо двух госбанков появятся миноритарные акционеры. Также возможно произойдет разделение ПриватБанка, которое я пропагандирую уже второй год подряд.

Суть в том, что здоровая часть ПриватБанка будет продана кому-то и будет привлечен иностранный или частный инвестор. Я готов поставить бутылку, что через год в структуре хотя бы одного из 4 государственных банков (ПриватБанк, Ощадбанк, Укрэкимбанк, Укргазбанк) появится частный капитал, либо иностранный.

3. Российские банки

Будет продолжаться дилемма "закрыть нельзя продать" по всем трем российским банкам (ВТБ, Сбербанк и Проминвестбанк). Их либо закроют, либо продадут в том или ином виде.

Но я думаю, что 2 из 3 российских банков в качестве российских банков мы не увидим через год. Массовый выход российских банков с украинского рынка не случился. Тому есть несколько причин.

Главная причина - это отсутствие реальных покупателей. Мне приходится много общаться со штаб-квартирами российских банков в Москве, так как мы работаем на группу DCH Александра Ярославского, которая смотрит на возможность покупки одного из российских банков (DCH рассматривает покупку Проминвестбанка - БЦ). Поэтому я могу сформулировать оценку российских банковских структур на то, что происходит в Украине.

Сначала их позиция выглядела так - "все когда-нибудь закончится, давайте пересидим". Когда они поняли, что пересидеть не получится, благодаря санкциям и ограничениям, которые были наложены Национальным банком, они начали искать возможность переложить свой бизнес в Украине на время каким-то дружественными структурам.

Я не могу утверждать со 100-процентной вероятностью, но как мне кажется, попытка продать Сбербанк России консорциуму из Саида Гуцериева и владельца Norvik Banka Григория Гусельникова была чем-то подобным.

Они думали, что можно переложить банки до лучших времен, а после того как с хорошо работающего бизнеса будут сняты санкции, то можно будет возобновить работу.

Подобные мысли были и у владельцев двух других российских крупных банков (ВТБ и Проминвестбанк), но формат, который позволил бы им переложить банки, не был найден и в результате был снят с повестки дня.

Хочу также отметить, что штаб-квартирами российских банков был недооценен Национальный банк и его готовность идти на конфликтные решения по несогласованию покупателей, которые предлагались.

Это связано с их психологией. Они думали, что если это первый или второй банк в России, то они будут в такой ситуации, в какой был в свое время Приватбанк в Украине "еще неизвестно кто кого регулирует, я вас или вы меня".

Эта великорусская позиция была воспринята с недоверием и непониманием со стороны НБУ, и в результате попытка переложить банки в дружественные руки ни к чему не привело.

Ранее российские банки могли докапитализировать свои "дочки" за счет конвертации материнского финансирования в капитал. После того как НБУ наложил ограничения, эти возможности исчерпаны. Естественно дополнительные инвестиции российские банки в украинские "дочки" не намерены делать.

В среднесрочной перспективе они просто встанут перед необходимостью какого-либо решения и необходимости продажи. Думаю, что в ближайший год российские банки либо найдут покупателя, либо будут должным образом ликвидироваться.

Думаю, они будут продолжать обслуживать свои портфели, потихоньку сжимая их и живя на то, что могут достать из этих портфелей.

4. Слияние и поглощение (M&A)

Надеюсь, что этот рынок уйдет из области имен "Сергей" и "Александр". Ведь сейчас есть только 2 имени, которые активно ищут себе существенные цели на рынке слияний и поглощений. Это Александр Ярославский и Сергей Тигипко. Надеюсь, что эта персонификация уйдет, и хоть какой-то процесс начнется. Думаю, что как раз российские банки могут запустить этот процесс.

Риски для банковской системы

На пути к 2020 году будет 2019 год. К сожалению 2019 год по совпадению многих факторов будет являться настолько проблемным, что в отсутствии комплексного ответа на эти вызовы мы рискуем оказаться в ситуации значительного шторма на рынке и существенных скачков курса валюты и прочих сюрпризов, которые может преподнести банковская система.

Внутренние риски:

1. Выборы в Верховную раду и выборы Президента

В 2019 году в Украине произойдут выборы в Верховную раду и выборы Президента. Выборы у нас всегда являются стихийным бедствием и от этого выигрывают только производители гречки, тогда как банки, как правило, сильно страдают, потому что начинается безудержный популизм, раздача денег и накачка экономики деньгами

2. Окончание транзитного контракта между Газпромом и Нафтогазом

Очень важный фактор, который озвучивается крайне редко. Я не верю, в дружелюбные переговоры, которые быстро завершатся и быстро приведут к установлению новый цены на газ, а также заключению нового контракта.

Я скорее ожидаю значимой торговой войны между "Газпромом" и "Нафтогазом" в силу того, что отношения испорчены на всех возможных уровнях от странового до личностного. Следовательно, должно произойти существенное уменьшение поступления валюты в краткосрочном периоде. Соответственно платежный баланс, как отдельной компании, так и всей страны пострадает.

3. Пик выплат по внешнему долгу Украины

В 2019 - 2021 годах мы должны вернуть порядка $16 млрд, из которых порядка $7,5 млрд в 2019 году. Сейчас эта цифра будет уточняться Министерством финансов по итогам проведенного в сентябре размещения еврооблигаций.

Тем не менее, факт остается фактом. 2019 год остается наиболее тяжелым с точки зрения долговой нагрузки.

Внешние риски:

1. Окончание Чемпионата мира по футболу и президентского избирательного цикла в России

В 2018 году в России будет два события: чемпионат мира по футболу и выборы Владимира Владимировича Путина на очередной срок. Поэтому в 2018 году проблем в отношениях с Россией не будет.

Очевидно, что будет тишь да гладь во внешних телодвижениях России по отношению к близлежащим соседям. Но есть пример того, что произошло после зимней Олимпиады в Сочи в 2014 году.

Я, к сожалению, верю, что если история и повторяет себя, то повторяет самые плохие свои моменты из прошлого и может привести к тому, что внешнеполитический фактор будет представлять из себя слишком большое искушение, для того чтобы им не попытались воспользоваться.

2. Выборы президента в Турции

Это наш очень крупный сосед, который в той или иной степени на нас влияет. В значительной степени Турция является нашим союзником. Что там произойдет - тоже непонятно.

3. Окончание процесса выхода Британии из ЕС

Самый большой фактор - это формальное окончание Brexit, который запланирован на 2019 год. Это будет означать, что Евросоюзу будет до кого угодно, только не до Украины, и они будут заняты чем угодно, только не странами, которые находятся на периферии и за пределами ЕС.

Вывод. Я считаю, что Национальный банк не должен отпускать вожжи в регулировании банковским сектором.

Как говорится в книге "На этот раз все будет по-другому", человечество на протяжении 1000 лет в своем экономическом развитии каждый раз наступало на одни и те же грабли. Каждый раз оно верит, что в этот раз все будет по-другому. Но каждый раз оказывается в недоумении - какой хрупкой оказывается банковская система перед лицом внешних вызовов.

Поэтому я бы предпочел более скрупулезное регулирование банковского рынка в 2018 году, потому что оно понадобится 2019 году, когда будет высокая степень расшатывающих экономику факторов.

Сергей Будкин о том, что будет с банковским сектором в ближайшие три года 03

Кто победит в 2020 году?

1. Розница

В крупном корпоративном бизнесе проблемы быстро не исчезнут. Я думаю, что развитие крупного бизнеса будет замедлено. В основном он будет заниматься решением своих старых проблем. Поэтому розница будет идти впереди всех, кроме автокредитования.

Наша компания FinPoint поддерживает в Украине проект Prostobank, который консолидирует предложения банков по розничному кредитованию. По данным Prostobank, за последние 6 месяцев общий интерес к банковским продуктам вырос на 17%.

Больше всего растет интерес к кредитным картам и кредитам на жилье. На 37% выросли запросы по ипотеке, а вот автокредиты упали на 6% по сравнению с тем, что было 6 месяцев. Это связано в первую очередь с вакханалией, которая была с авто на еврономерах. Я считаю, что эта ситуация испортила рынок автокредитования на много лет вперед.

2. Малый и средний бизнес

МСБ - это то о чем все говорят. Один из немногих сегментов, который может вытащить экономику. И я надеюсь, что к нему обратится правительство.

3. Транзакционный бизнес

Этот бизнес также будет расти. Дело в том, что много людей уехало из Украины. С одной стороны - это очень большая проблема. С другой же стороны, те банки, которые смогут сделать транзакционный бизнес на денежных переводах людей, смогут получить большой объем безрискового бизнеса. Этот продукт будет востребован.

Что интересно, уровень общего доверия к банкам у тех, кто уехал намного ниже, чем у тех, кто живет в Украине. Особенно те, кто уезжал год или два года назаж, они уезжали во время банкопада. Поэтому я подозреваю, что официальная статистика по переводам не отражает информацию о том, сколько денег реально пересекает границу.

Угрозы 2030 года

1. Демографическая угроза

Примерно к 2030 - 2035 годам Украина окажется в той ситуации, когда на 1,5-2 пенсионера будет один работающий человек. Это означает, что структура рынка труда будет абсолютно неспособной поддерживать какую-либо экономику за пределами базовых потреблений.

Высокий отрицательный показатель прироста населения, миграционный отток, связанный, в том числе, с безвизовым режимом и кризис образовательной системы приведут к тому, что нам не будет с кем делать бизнес.

Не будет ни заемщиков, ни тех, кто будет работать в банковских отделениях, некому будет работать в материальном производстве. Все кто занимается материальным производством, уже сейчас начинают испытывать громадные проблемы с наймом персонала.

2. Технологическая угроза

Депопуляция может привести к тому, что мы останемся на обочине цивилизации. Кризис системы образования со временем начнет транслироваться в отсутствии прорывов в науке и технике.

Отсутствие прогресса в этих областях может привести к тому, что мы превратимся в страну с малоквалифицированным населением.

3. Ислам шагает по стране

Демографическое давление нарастает прежде всего в Африке и в меньшей мере - в Юго-Восточной Азии. К 2100 году Нью-Йорк перестанет быть крупным городом. Более того, к тому времени ни один европейский город не будет входить в топ-20 городов в мире по количеству населения.

Крупнейшие города в мире будут расположены в Африке и Азии. Если взять, к примеру, южноафриканский город Йоханнесбург, то там наиболее крупная диаспора -это эфиопы, которых около 650 тыс. человек. Для понимания, они там исполняют те же функции, которые выполняют гастарбайтеры в России.

Особенность в том, что эфиопы туда не приехали, или прилетели. Они туда пришли пешком через пустыню, через 18 границ, практически 5,6 тыс. км. Примерно на таком же расстоянии от Эфиопии находятся наши Одесса, Николаев и Херсон, только к нам идти на 12 границ меньше, а стоимость перехода нашей границы, как показал Михаэль Саакашвили, составляет примерно 140 евро.

При учете того, что средний нелегальный мигрант, для того чтобы переплыть море и оказаться в Италии, платит $3,5 тыс., а тот, который идет через страны бывшей Югославии или Турцию, платит 1,5 тыс. евро, то несложно добавить 140 евро, чтобы повторить путь Михаэля Николозовича.

На самом деле, я опасаюсь той ситуации, когда волна мигрантов обнаружит для себя большую страну со слабозащищенными границами и в какой-то момент 300 тыс. сирийцев, египтян, эфиопов появятся у нас на границе. И Украина окажется в ситуации с неконтролируемой миграцией.

Источник: https://biz.censor.net.ua/r3034807
Комментировать
Сортировать:
в виде дерева
по дате
по имени пользователя
по рейтингу
 
 
 вверх