Энергетика, Аграрный рынок
  3739  2

 Совладелец ЭРУ Андрей Фаворов: "Есть выбор - ОПЗ будет работать или превратится в металлолом"

Юрий Винничук, Сергей Головнев

Запуск ОПЗ по давальческой схеме стал экономически целесообразным из-за сезонного снижения мировых цен на газ и повышения цен на удобрения.

Совладелец ЭРУ Андрей Фаворов: Есть выбор - ОПЗ будет работать или превратится в металлолом 01

В марте крупнейший производитель минеральных удобрений "Одесский припортовый завод" возобновил работу. До этого предприятие стояло несколько месяцев из-за отсутствия денег для закупки газа и многомиллиардных долгов.

Пока завод стоял, его работников заманивали на работу конкуренты ОПЗ из Африки и Ближнего востока. По данным БизнесЦензора, за период простоя завода около сотни специалистов уехало работать в другие страны.

В частности, одним из крупных "хедхантеров" одесских химиков был инвестиционный фонд из Омана, который якобы интересовался приватизацией завода, но в итоге не сделал ни одного предложения.

Вместо этого представители из Омана, досконально изучив ситуацию на ОПЗ и ознакомившись со всей информацией, переманили на работу в Алжир и в другие страны Ближнего востока квалифицированных специалистов завода. Те, чтобы прокормить семьи, вынуждены были уехать.

Сегодня предприятие работает по толинговой, или давальческой, схеме: за определенную плату, предоставляет услуги по переработке газа в удобрения. Газ поставляется компанией "Энергетические ресурсы Украины" (ЭРУ).

Это один из крупнейших импортеров газа в Украину. В прошлом году ее дочка - "ЭРУ Трейдинг" заняла второе место по объемам импорта газа из Европы. Компания также занимается экспортом электроэнергии, торговлей углем, металлом и зерном.

ЭРУ принадлежит трем партнерам: бывшему топ-менеджеру ДТЭК Андрею Фаворову, директору энергетической компании SI Energy Дейлу Перри и Ярославу Мудрому, который также работал в ДТЭК.

Запуск ОПЗ по давальческой схеме стал экономически целесообразным из-за сезонного снижения мировых цен на газ и повышения цен на удобрения.

О том, почему частный трейдер решил заняться переработкой газа на ОПЗ, читайте в интервью совладельца ЭРУ Андрея Фаворова.

- Когда и как вы решили начать работать с Одесским припортовым заводом по давальческой схеме? Все, и глава НАК "Нафтогаз" Андрей Коболев в том числе, утверждали, что этот актив не будет приносить прибыль.

- Коболев предполагает, а рынок располагает. Еще в декабре 2016 года, было вывешено объявление о том, что Фонд государственного имущества (ФГИ) рассмотрит все предложения, которые позволят обеспечить работой Одесский припортовый завод (ОПЗ).

Мы рыночные трейдеры и мы знаем, сколько на международном рынке стоит газ, и сколько стоят удобрения. Мы также примерно понимали, сколько будет стоить переработать газ в удобрения. Грубо говоря, 80% себестоимости производства удобрения – это газ.

Кроме того, закончился отопительный сезон. Потребление газа в стране резко упало. А если потребление товара, который мы продаем, резко упало, то падает и наш бизнес.

Поэтому мы начали смотреть, куда мы еще можем продать свой газ. Посмотрели на международную цену удобрений, на цену газа и увидели спред. Мы сделали ФГИ и ОПЗ конкретное предложение, позволяющие запустить завод уже в марте по толинговой схеме (предполагает оплату за переработку сырья – БЦ).

Продавать газ заводу и выкупать у него удобрения мы не хотели, потому что завод должен всем. Где гарантии того, что он будет выполнять свои обязательства перед нами?

Мы были единственной компанией, которая сделала такое предложение.

- Так кому конкретно вы прислали предложения?

- Мы прислали на ОПЗ и на Фонд госимущества. Всем выслали и сказали, чтобы принимали решение в ограниченный срок, потому что рынок двигался вверх-вниз.

Если газ подскакивает вверх  или удобрения падают в цене – сделка бы потеряла экономическую целесообразность. Как и любой бизнес, мы не будем работать в убыток, и по этому нам было важно быстро зафиксировать цену на газ и на удобрения что бы обеспечить стабильную работу предприятия.

- Вы ждете, что это будет долгосрочный тренд: дешевый газ и дорогие удобрения?

 - Тут несколько моментов. По газу мы плюс-минус можем предсказывать цену, потому что это ликвидный продукт и у него есть длинные форварды (долгосрочные контракты – БЦ). То есть мы уже сейчас видим, сколько будет стоить газ в следующие три года.

С удобрениями все сложнее. Это не настолько ликвидный и длинный рынок. Он чисто спотовый (предполагает формирование одномоментной цены – БЦ). Форвардов там особо нет, чтобы зафиксировать свою позицию на будущее.

Поэтому по газу ты можешь предсказать цену, а по удобрениям берешь коммерческий риск: влезешь – не влезешь. Если мы, взяв на себя этот риск, окажемся правы, то заработаем. Если нет, то потеряем. Жизнь несправедлива.

Так вот, мы сделали предложение ФГИ по ОПЗ и дали три дня подумать, поскольку понимали, что рынок может двинуться против нас, и мы не сможем зафиксировать нашу позицию по цене газа. Ведь мы не можем предсказать, что будет через дни: то ли газ подорожает из-за наступления резких холодов, то ли цена на удобрения обвалится.

- Назовите цену переработки, которую вы предложили.

- Не могу сказать, поскольку это коммерческое предложение. Но точно могу сказать, что наше предложение было экономически обоснованным, так как завод возобновил работу и сотрудники предприятия вернулись на свои рабочие места.

- Достаточно ли этих денег для обслуживания долгов завода?

- Мы не знаем. Это не к нам вопрос. Мы сделали предложение по заводу, который три месяца стоял. Лучшие сотрудники разъехались в Африку и на Ближний восток.

Местная власть очень была озабочена обстановкой в регионе, ведь в городе Южном Одесской области всего два работодателя: ОПЗ и порт "Южный". Половина города осталась без работы, когда завод остановился.

Понятно, что мы, трейдеры, имеем мотивацию заработать, а не потерять. Но при этом нам приятно, что завод начал работать и люди получают зарплату.

Ведь лучше, что бы завод работал и покрывал свои затраты, чем когда он стоит и тратит порядка 100 млн грн на поддержание технологических процессов, чтобы не стать металлоломом.

- На будущее вы прогнозируете, что будет такая конъюнктура рынка, когда завод сможет работать и отдавать свои долги?

- Возможно все. Рынок удобрений в депрессивном состоянии, а цена газа начала двигаться вниз и появился смысл включить завод. В долгосрочной перспективе у меня нет ценовых индикаторов на удобрения, поскольку они не торгуются с длинным хвостом. У них нет форвардов, поэтому мы живем от месяца к месяцу.

- А на какой период вы договорились о сотрудничестве с ОПЗ?

- Подписали контракт на три месяца – до мая. Дальше заканчивается сезон по закупке удобрений. Можно дождаться осени, когда спрос возобновится. Но возникает вопрос: а достаточно ли у нас оборотных средств, чтобы работать несколько месяцев, отгружать удобрения на склад и ждать начала осеннего сезона?

- Кто платил за запуск завода? Правда ли, что запуск ОПЗ стоит порядка 80 млн грн?  

- Цена несколько иная, но эта цифра недалека от истины. Наши платежи за услуги переработки покрывали стоимость запуска предприятия. Зато у нас сразу появилось очень много удобрений, которые мы продаем на экспорт и на внутреннем рынке напрямую фермерам. Они приезжают на самосвалах.

Но проблема ОПЗ в том, что у завода нет фасовочной линии. То есть, удобрения мы можем продавать только насыпью, что сужает радиус продаж в Украине. Более того, другие химические заводы в Украине остановились. Сейчас возник дефицит удобрений.

Мы все заложники рынка. Сейчас мы видим, что есть возможность работать. Надеемся, что цены на газ будут падать, а удобрения дорожать.

- Почему сохраняется глобальный тренд падения рынка удобрений? Почему цены на товар, без которого не могут обойтись аграрии, долгое время деградируют?

- В 2010 - 2012 годах в мире, когда был пик высоких цен, появилось очень много дополнительных мощностей по производству удобрений. В том числе они появились в Алжире, и Африке в целом – на традиционном рынке сбыта украинских удобрений.

В США цена газа остается порядка $100-120 за тыс. куб м. В России газ, с просевшим рублем – $75-80 за тыс. куб м. То есть, нравится нам, или не нравится, но мы конкурируем в глобальном рынке.

Какое преимущество у российских производителей? Дешевый газ. РФ стало тяжелей экспортировать газ в Украину, они потеряли наш рынок сбыта. Поэтому этот дешевый газ они направили на производство удобрений. Но у них есть минус – длинное логистическое плечо.

В Украине ситуация противоположная: относительно дорогой газ но короткое логистическое плечо. Особенно у ОПЗ, где удобрения сразу напрямую загружаются на корабль.

У американцев ситуация средняя. Некоторые достаточно близко к портам – газ у них дешевый. Но им долго плыть в Европу и Африку. Работа трейдера – каждый день собирать этот пазл. Это большая трейдерская покерная игра.

- Прокомментируйте заявление первого заместителя председателя правления ОПЗ Николая Щурикова о том, что "Укртрансгаз" снижает давление газа в трубе для ОПЗ. Это что было?

- Взаимоотношения между "Укртрансгазом" (УТГ) и ОПЗ нас не касаются. Мне некорректно комментировать эту тему. (У завода есть долг перед УТГ. По нему сейчас идут суды. Речь идет о сумме больше 400 млн грн – БЦ).

Могу сказать, что в апреле мы будем работать. Все проблемы можно решить, когда завод работает.

Из-за рыночной конъюнктуры, сейчас  есть альтернатива: завод работает или завод стоит. Мы глубоко уверены, что лучше для всех участников рынка и для экономики в целом, что бы завод работал.

- Прокомментируйте заявление главы НАК "Нафтогаз" Андрея Коболева о том, что завод не должен заключать контракт с другим трейдером, пока имеет долги перед "Нафтогазом". Он намерен оспаривать в суде ваш контракт.

- Мы напрямую конкурируем с НАКом. Это нормально. Но если есть угроза перейти в судебное расследование, то давайте я буду комментировать это в процессе суда. Не хочу раскрывать нашу юридическую позицию. Мы проанализировали данный процесс и у нас есть четкая юридическая позиция.

- Вы общались с Коболевым лично по этому вопросу? Раньше у вас были ровные отношения с главой НАКа.

- Я считаю, что мы разделяем определенные про-рыночные ценности и верим, что чем лучше работает рынок, тем лучше будет для всех потребителей. Это позволит лучшим и самым сильным трейдерам получать маржу, а потребителям получать плюсы от этой конкурентной борьбы.

Но по теории базовой экономики, до тех пор пока производство может покрывать свои переменные затраты оно должно работать. Такова сейчас ситуация с ОПЗ, когда завод может покрывать свои затраты из-за изменений рыночных показателей.

- Глава ФГИ Игорь Билоус в своем последнем интервью сказал, что очередная попытка приватизировать ОПЗ запланирована на декабрь 2017 года. Допустим, вам удастся сохранить маржинальность, конъюнктура рынка будет благоприятной, и вы проработаете с ОПЗ до конца года. ОПЗ будет выставлен на приватизацию. Какие ваши действия?

- Компания ЭРУ выработала, наверное, одну из лучших на рынке экспертизу в торговле газом. Мы однозначно будем рассматривать все возможные инвестиционные предложения в энергетике и близлежащих отраслях.

Но сейчас пока рано что-то комментировать.

- То есть вы допускаете, что купить ОПЗ – выгодно? Вокруг завода постоянный негативный фон. Коррупционные схемы, миллиардные долги, да еще и рынок удобрений не самый благоприятный. Сами власти обесценивают этот завод, заявляя, что он никому не нужен. А вы показываете пример, что на нем можно заработать. Так ОПЗ – это ликвидный актив?

- В этом процессе три ключевых составляющих. Первое – предположение покупателей завода по долгосрочной цене на газ. Второе – предположение покупателей по долгосрочной цене на удобрения. И третье – а что делать с долгами, которые повешены на это предприятие?

Первая и вторая составляющие (цена на газ и удобрения) – понятные коммерческие риски. Третья составляющая (долги) – имеет большое влияние.

Если цена на удобрения подскочит в три раза, то покупателей найдется миллион, и нам тяжело будет конкурировать. Если в пять раз упадет цена на газ – будет то же самое.

А если ситуация останется на том уровне, что и сейчас, то тогда возникает ключевой вопрос: а что будет с долгами?

- Как вы считаете, почему ваш конкурент НАК "Нафтогаз", который имеет гораздо больший финансовый ресурс и свою добычу, не захотел работать с ОПЗ по такой схеме?

- Не могу за них говорить, но предложение ФГИ было всем известно.

- Национальная комиссия, осуществляющая регулирование в сферах энергетики и коммунальных услуг (НКРЭКУ) 28 марта ввела плату за точки входа и выхода в газотранспортную систему внутри страны. Это повлияет на цену газа для вас?

- Импортеры за это платили с самого начала. Больше года. Мы выступаем за равные условия для всех участников. И решение НКРЭКУ просто уровняло импортеров с внутренними производителями в этом вопросе.

Цена на рынке не изменится из-за решения НКРЭКУ, поскольку замыкающей ценой на украинском рынке всегда была цена импорта.

- Давайте поговорим о тендере "Укртрансгаза" на закупку технологического газа на 2,2 млрд грн, в котором, среди прочих трейдеров, участвует "ЭРУ Трейдинг". Если оператор ГТС закупит газ у частного трейдера, то у некоторых возникнет чувство "зрады", поскольку дали заработать не госкомпании, а частникам. Если УТГ купит газ у "Нафтогаза", то у них возникнет чувство "зрады", потому что НАК продемонстрировал монопольное положение. Чего вы ждете от этого тендера?

- Рынок есть и тендер "Укртрансгаза" демонстрирует это. НАК является одним из игроков рынка и он должен конкурировать за потребителя. Кому принадлежат акции этого потребителя (акции УТГ принадлежат "Нафтогазу" – БЦ) – другой вопрос. Но УТГ должен принимать наиболее экономически выгодное предложение.

Что показывает этот тендер, так это то, что рынок существует. Раньше все это формально проводилось, а деньги перекладывали с одного кармана в другой.

Сегодня на тендер пришло достаточно много участников и требования к ним были достаточно жесткие, с точки зрения банковских и финансовых гарантий.

Кроме того, ты должен закупить газ по предоплате, поставить его в один месяц, а потом ждать еще месяц оплаты. Почем у нас стоимость капитала сейчас? Порядка 20%.

БЦ: После интервью стало известно, что один из участников тендера – ООО "Энергетическая нефтегазовая компания" – через Антимонопольный комитет заблокировал тендер по закупке технологического газа для "Укртрансгаза".

В частности, ООО "Энергетическая нефтегазовая компания" просила АМКУ обязать оператора газотранспортной системы компанию отклонить предложение украинской дочерней компании международного товарно-сырьевого трейдера Trafigura по тендеру на 2,18 млрд куб м газа.

Малоизвестное ООО считает, что "Укртрансгаз" неправомерно допустил Trafigura к участию по 3 лотам, поскольку крупный международный трейдер предоставил ненадлежащее подтверждение физико-химических характеристик газа.

Компания "Энергетическая газонефтяная компания" подала заявку всего по 1 лоту на 218 млн куб. м. Это ООО было основано в 2012 году. Учредителем указана Ирина Онищенко.

По данным "Нашых грошей", адрес "Энергетической газонефтяной компании" (ул. Хорива, 55а) и номер телефона (044 467-50-18) совпадает с ООО "Укрнафтагазэнерго". Учредителями этого ООО являются: Мария Яковлева, ООО "ВПК" Вацлава Качуровского и ООО "Промкомунпостач" Алексея Соколова и Зои Гринько.

- Ваша компания также экспортирует электроэнергию. Какое у вас мнение о решении Совета Оптового рынка электроэнергетики (ОРЭ), устанавливающего сниженную цену на экспорт электроэнергии в Молдову?

- Все эти решения показывают, что рынок электроэнергии в Украине продолжает находиться в прошлом. То есть, рынок газа в Украине ушел на поколение вперед. Прямой потребитель, поставщик, системный оператор. Утром деньги, вечером стулья. Оно работает. Есть цена, которая меняется каждый день и есть возможность определять, а что мне делать с продукцией.

Это, например, извечная проблема "Энергоатома", когда самая дешевая электроэнергия должна выключаться, потому что рынок сбыта потребления в Украине упал. Если бы у участников рынка электроэнергии была возможность заключать прямые контракты, то мы бы не обсуждали это.

Хочет "Энергоатом" продавать молдаванам по такой цене? Это их право. Хочет какой-то другой трейдер это делать? Пожалуйста. То есть, эти советы ОРЭ, решения НКРЭКУ себя исчерпали.

Для того что бы рынок электроэнергии начал функционировать нужно разрешить ее импорт в Украину. Наличие импортной электроэнергии поставит в Украине какую-то максимальную планку цены не нее. Как это произошло в рынке газа.

Зачем мы говорим постоянно: "Роттердам плюс или минус"? Давайте говорить о том, что электроэнергия это тоже продукт. Дайте возможность импортерам подавать ценовые заявки и тогда мы определим, какая будет рыночная цена на нее.

- Это сложно для Украины, поскольку у нас много дорогой тепловой генерации, работающей на угле. Шахтеры возмутятся…

- А откуда мы сейчас уголь будем брать?

- Да, Хороший вопрос. Так откуда уголь будем брать?

- Тендер "Центрэнерго" видели? Они заказали поставку 700 тысяч тонн угля из ЮАР. Дают пять дней на подачу ценовых заявок. Представьте, что вам надо подготовится к тендеру на 700 тыс. тонн за 1,5 млрд грн за пять дней. Даже мы такое не осилим…

- Как вы относитесь к тому, что НЭК "Укрэнерго" изменило подход к проведению аукционов на сечение для экспорта электроэнергии? Если раньше сечение продавалось по направлениям, то сейчас – по странам. ДТЭК, например, судится с Минэнергоугля из-за этого.

- Мы участвовали в обсуждениях этих изменений и в целом их поддерживаем. Что нас не устраивает, так это то, что купив сечение, мы ограничены в его использовании для транзита.

Мы не сможем использовать сечение, которые купили на год, для транзита из Словакии в Венгрию. Для этого нужно, чтобы Минэнергоугля не блокировало данное решение.

Министерство выдало постановление о том, что оно уполномочило государственную компанию "Укринтерэнерго" заниматься транзитом.

На каком основании это сечение не было выставлено на тендер? Почему "Укрэнерго" не получило за него рыночную цену в процессе аукциона? Может мы были в состоянии предложить больше.

- Традиционный вопрос: Будете участвовать в приватизации "Центрэнерго"?

- Мы всегда готовы участвовать в прозрачном конкурсе на этот актив.

- То есть, не имея источника антрацита в Украине, вы сможете обеспечить станцию углем и заработать на этом денег?

- Да, мы уверено себя чувствуем в том, что сможем улучшить эффективность компании и заработать дивиденды нашим акционерам.

Источник: https://biz.censor.net.ua/r3023673
 
 
 вверх