Власть
  4211  0

 Почему представители юркомпаний идут во власть

Андрей Бондаренко

Как выходцы из юридических компаний, которые пришли работать в государственные органы, в конечном итоге вредят своему бизнесу и своим клиентам?

фемида

2009 год. Украина переживает не простые времена. "Синие" потеснили "оранжевых" и любыми методами искали компромат на предыдущую власть.

Юридическая фирма номер один на тот момент – "Магистры". Фирма попала в интересную историю.

Один из ее партнеров, замминистра юстиции Евгений Корнийчук, попал во внимание "синей" власти. Это стало причиной того, что в юрфирме начали проводить обыски в поисках "ценных" материалов на Корнийчука, его соратников и клиентов.

Юристов заперли в "переговорке" и на протяжении нескольких часов не давали никому звонить. В ходе обыска вытащили все – документы клиентов, относящиеся и не относящиеся к делам "Нафтогаза", информацию о счетах клиентов, структуру их оффшорных компаний, всю аргументацию и личное "грязное белье".

Адвокатская тайна не пережила "наездов" силовиков, и не представляла никакой преграды.

Вскоре после этого все акционеры, они же партнеры юркомпании, временно скрылись. Бросили все, включая собственных клиентов, оставив разбираться с работой старших юристов. Многие из этих юристов уволились, но их продолжали вызывать в прокуратуру.

В результате фирма "Магистры" вошла в состав российской "Егоров, Пугинский, Афанасьев и Партнеры" и стала "ЕПАМом", полностью потеряв свою идентичность. Команда сменилась практически полностью.

Чему учит эта история?

Зачем клиенту "политически-заангажированные" юристы? Они зависят от смены власти или борьбы между кланами внутри нее.

Их дела и конфиденциальная информация могут "случайно" попасть в руки государства при очередном обыске в ихнем офисе.

Но, история часто не учит нас ничему.

Даже сегодня клиенты, сами того не подозревая, без аудита выбирают юркомпании с так называем лобби – привязкой к правительству. История имеет печальную особенность повторяться. Бизнес клиента, его информация подпадают под этот риск.

AEQUO

Государственный ресурс активно осваивает юридическая фирма AEQUO. Один из ее бывших партнеров – Алексей Филатов. Сейчас он является заместителем главы Администрации президента.

Прокуратура пока "защищает" Филатова от исков судей касающихся давления на них с целью принятия решений в интересах президента.

Партнеры Филатова также пошли в исполнительные органы власти. Бывший партнер AEQUO Мария Нижник – первый заместитель главы Антимонопольного комитета (АМКУ).

Внефракционный нардеп Виктория Пташник, которая избиралась по спискам фракции "Самопомич" – супруга партнера AEQUO Александра Мамуни.

В парламентском комитете по вопросам экономической политики Пташник занимается проблемами экономической конкуренции. Эту же сферу обслуживает ее супруг в частной юридической фирме.

Понятно, что продавать юридические услуги "с ресурсом" проще, чем без. Но во что потенциально может вылиться клиенту этот "ресурс"?

Arzinger

Сергей Шкляр из Arzinger стал заместителем министра юстиции по вопросам исполнительной службы.

Виталий Касько из Arzinger в 2014-2016 годах был заместителем генпрокурора. В ходе конфликта Касько с генпрокурором Виктором Шокиным, близким к президенту, против Arzinger развернулась информационная компания.

Выяснилось, что в прошлом юрфирма защищала интересы Андрея и Сергея Клюевых – соратников экс-президента Виктора Януковича, а также занималась обслуживанием офшорного бизнеса Сергея Курченко.

Кроме того, в 2011 году Arzinger обслуживал интересы Госагентства по управлению национальными проектами, которое на тот момент возглавлял Владислав Каськив.

Первым звонком и доказательством того, что история имеет особенность повторяться, стали обыски в компании.

AstapovLawyers

Юридическую фирму – AstapovLawyers, связывают с Иваном Лищиной –уполномоченным Украины в ЕСПЧ.

Asters

Существуют и обратные процессы. Александр Вознюк, который 16 лет работал в АМКУ, в 2012 году присоединился к антимонопольной практике юркомпании Asters.

По закону о предотвращении коррупции, который, правда, был принят после 2012 года, в течении года после увольнения чиновник не имеет права работать в той же сфере, которой занимался на госслужбе.

Юрист и партнер Asters Евгений Кравцов в 2015 году пришел работать в "Укрзализныцю", а в 2016 году стал первым заместителем министра инфраструктуры.

Партнер Asters Андрей Пожидаев в 2015 году перешел работать в государственный Ощадбанк директором департамента реструктуризации задолженности.

Avellum

Юрфирма Avellum Partners известна тем, что обслуживает интересы президента Петра Порошенко в бизнесе.

Именно представители Avellum комментировали "Панамский скандал", когда международный консорциум журналистов-расследователей вскрыл информацию об офшорных компаниях Порошенко.

Бывший партнер юрфирмы Avellum Константин Ликарчук с мая по сентябрь 2015 года работал заместителем руководителя государственной фискальной службы (ГФС). У него произошел конфликт с главой ГФС Романом Насировым, в результате чего Ликарчук уволился.

Нет гарантии, что следующая власть не решит "перепроверить" деятельность Avellum и ее клиентов.

Pavlenko Legal Group

Александра Павленко, которую сняли с должности замминистра здравоохранения в апреле 2016 года, не прекращала деятельность юрфирмы, носящей ее фамилию, на период госслужбы.

Работа юркомпании под брэндом фамилии замминистра также противоречит закону "О предотвращении коррупции". Теперь "госсвязи" помогают Pavlenko Legal Group в юридической практике.

 Sayenko Kharenko

Партнер фирмы Sayenko Kharenko Леонид Антоненко в 2015 году руководил департаментом регистрационных вопросов и лицензирования НБУ.

Ушел со скандалом после того, как народный депутат Сергей Лещенко обвинил его в том, что тот помог народному депутату Игорю Котвицкому (Народный фронт) вывести $40 млн за границу.

Еще один партнер Sayenko Kharenko – Наталья Мыкольская, нынешний заместитель министра экономического развития и торговли (МЭРТ).

Примечательно, что Sayenko Kharenko сопровождало интересы российской судоходной компании "В.Ф. Танкер". В 2015 году компания попала под специальные санкции, наложенные МЭРТ по инициативе СБУ.

В августе Sayenko Kharenko опубликовала сообщение о том, что санкции с российской судоходной компании сняты.

Зачем иностранным клиентам, которые помешаны на слове "compliance", юристы с "лобби" в нашем понимании этого слова?

Наверное, большинство клиентов вообще не задумываются о данной ситуации. До первого серьезного аудита.

Но историю необходимо учить, так как она имеет свойство повторяться. Выбирая своего юриста даже среди ведущих юридических фирм, необходимо понимать, с какими потенциальными рисками для бизнеса можно столкнуться.

Возможно, стоит работать с бутиковыми фирмами, имеющими высокую репутацию и не связанными с политикой?

Источник: https://biz.censor.net.ua/r3015992
 
 
 вверх