Регуляторная политика, Энергетика
  14632  0

 Руководитель Arab Energy Alliance UA Сергей Буров: "Реакция инвесторов на действия украинских властей – они в шоке"

Сергей Головнев

В интервью БизнесЦензор Сергей Буров сетовал на отношение украинских властей к иностранным компаниям, инвестирующим в добычу углеводородов.

буров

История компании "Арабский Энергетический Альянс ЮЕЙ" – типичный путь иностранных инвестиций. Украина постоянно создает проблемы для иностранцев, заводящих в нее деньги.

Все началось с "Буровой компании "Рудис", которую еще в 90-х основал бывший народный депутат Геннадий Руденко, соратник первого руководителя НАК "Нафтогаз Украины" Игоря Бакая.

Руденко продал "Рудис" австрийской компании Hares Group Holdings сирийского бизнесмена Юссефа Хареса, известного в качестве внештатного советника третьего президента Виктора Ющенко.

В 2005 году Харес продал "Рудис" британской Cardinal Resources Plc. Как сообщала сама компания, стоимость сделки составила $6 млн. К тому времени "Рудис" уже имел договор о совместной деятельности с государственной "Укргаздобычей". С 2014 года работы по этому договору не ведутся.

В 2007 году "Рудис" выкупила арабская компания Kuwait Energy, переименовав его в "Кувейт Энерджи Украина". Как утверждает компания, в покупку актива и развитие добычи арабы инвестировали $71 млн.

В 2014 году совладельцы Kuwait Energy Сара Акбар и кувейтский предприниматель Мансур Абухамсин продали украинскую дочку другой арабской корпорации – Arab Energy Alliance.

Как утверждал президент Arab Energy Alliance Раид Бу Хамсин в интервью украинскому Forbes, стоимость сделки составила $18,3 млн. Семья Бу Хамсин входит в десятку самых богатых арабских кланов с состоянием около $7 млрд.

В начале 2014 года руководство Arab Energy Alliance привезло в Киев инвестора из Саудовской Аравии, который готов был инвестировать в добычу газа $46 млн. Но, через две недели после его отъезда началась активная фаза Майдана, а потом и война. Инвестиция не состоялась.

Сейчас "Арабский Энергетический Альянс ЮЭЙ" возглавляет Сергей Буров, который руководил "Кувейт Энерджи Украина" с 2011 года.

В октябре иностранные инвесторы в очередной раз столкнулись с украинской действительностью. Полтавский облсовет отказал "Альянсу" в выдаче лицензии на промышленную разработку Северо-Яблунивского месторождения. В его разведку за 10 лет компания инвестировала около $25 млн.

В интервью БизнесЦензор Буров рассказал, какой путь прошли украинские геологоразведчики и какие трудности сейчас испытывают иностранные инвесторы в Украине.

 Генерала, которого обещал расстрелять вождь, сразу же сняли снайперы. В ответ убили вождя. И началась перестрелка…

- Как вы попали в отрасль?

- В 90-х я работал директором компании "Мотор Сич Сервис", которая входит в структуру запорожского моторостроительного завода "Мотор Сич" (принадлежит народному депутату Вячеславу Богуслаеву – БЦ).

Мы поставляли двигатели для дожимных станций по перекачке газа на "Полтавагаздобыча". На тот момент эта компания входила в госкорпорацию "Укргазпром" (сейчас филиал госкомпании "Укргаздобыча" – БЦ).

Я участвовал во всех совещаниях по этой теме. Постепенно вникал. Потом переехал в Киев.

- Какой была первая профильная компания, в которой вы работали?

- Долгое время я работал коммерческим директором в компании "Викоил Лтд" (Vikoil Ltd), которая занимается сейсмическими исследованиями (разведка нефтегазовых месторождений с помощью искусственно вызванных колебаний земной коры – БЦ).

Она работает и сегодня. Насколько я знаю, сейчас это лидер рынка в своем сегменте.

- Существует нефтетрейдиноговая компания с таким же названием. К ней имели отношение Николай Гавриленко – нынешний глава государственной "Укртранснафты", Андрей Адамовский – соратник нардепа от БПП Александра Грановского и Игорь Филлипенко – партнер Юрия Иванющенко…

- Мы к этому "Вик Ойл" не имели отношения. Наша компания занималась поиском нефти и газа. Только когда шла регистрация товарного знака, мы узнали, что в Донецке есть компания с таким же названием. Наша была зарегистрирована в Киеве.

У нас часто были неприятности из-за совпадений. Был случай, когда к нам пришла налоговая проверка. Два дня работали, а на третий спросили: "Где же ваши заправки?" Оказалось, что не туда пришли.

- А кто основал компанию "Викоил"?

- Несколько людей были к этому причастны. В том числе и я. Но, сейчас там все поменялось.

(Сейчас киевское ООО "Викоил Лтд", которое занимается поиском нефтегазовых месторождений, принадлежит кипрской компании U.B. Seismic Limited. Конечным бенефециаром указан Махмуд Вахва Фараг –БЦ)

- Как вы попали из "Викоил" в компанию "Кувейт Энерджи"?

- Все просто. В 2006 году "Викоил" делал сейсмику в Йемене (республика на юге Аравийского полуострова – БЦ). Там я познакомился с представителями Kuwait Energy.

Мы выиграли тендер британской компании Barren Energy на сейсмические разработки в провинции Мариб. Как оказалось, это была опасная провинция, где постоянно идут вооруженные столкновения. Мы тогда этого не знали, потому и выиграли тендер.

буров

- У вас возникли проблемы в Йемене?

- Я ездил туда неоднократно. Ощущения не очень приятные. Выезжаешь на джипах с пулеметами. Каждые 18 километров один конвой передает тебя другому. Там такой закон, что иностранные рабочие передвигаются исключительно под охраной.

Гладко не получилось. В 2006 году, через две недели после того, как мы начали работать в поле, произошла крупная перестрелка. Погибло 24 человека. К счастью, наши люди не пострадали.

- Как это произошло?

- Там вообще все быстро получилось. Вечером мы встречались с вождем местного племени, которое конфликтовало с правительством. Он заверил, что с наших людей волос не упадет. А генерала, который руководил военными, охранявшими партию, обещал расстрелять. Какие-то у них старые счеты были.

Мы думали, это лишь разговоры. Но, утром, когда наши топографы выехали из кемпинга, на сопках уже стояли вооруженные люди. Генерала, которого обещал расстрелять вождь, сразу же сняли снайперы. В ответ убили вождя и началась перестрелка.

- После этого вы прекратили работу в Йемене?

- Нет. Мы успешно закончили проект, открыли очень серьезное месторождение. В итоге собственники Barren Energy продали свою компанию итальянской Eni за $3,6 млрд.

 Оборудование в Украине не производится, и специалистов высокой квалификации здесь не подготовишь

- "Викоил" делал сейсмику в Украине до того, как вышел на международные рынки?

- Все компании, которые сейчас добывают газ в стране, заказывали у работы у "Викоил" в разное время. Сейсмическая компания не может быть сугубо украинской. Оборудование в Украине не производится, и специалистов высокой квалификации здесь не подготовишь.

Сейчас у нас есть три компании, имеющие подобное оборудование. Это госпредприятие "Укргеофизика", частная компания "Надра" (холдингом Nadra Group владеет Павел Загороднюк – БЦ) и компания "Викоил", созданная в 2003 году.

"Викоил" создавался под работу с корпорацией Shell, которая тогда заходила в Украину. У них были сумасшедшие требования по качеству техники и специалистов.

- Вы победили в тендере Shell?

- Тендер Shell мы не выиграли, потому что компания "Надра" существовала уже несколько лет, а мы только-только вышли на рынок. У "Надра" не хватало оборудования, а у нас опыта. И Shell пошел на то, чтобы дать им предоплату для закупили необходимой техники.

Но мы им тоже благодарны. Shell предъявил высокие требования к оборудованию и организации работы. Благодаря им была жесткая конкуренция. Нам приходилось повышать стандарты до международного уровня. И когда мы участвовали в тендере в Йемене, нам было проще.

- Расскажите, какая мотивация была у "Кувейт Энерджи" для того, чтобы инвестировать в Украину в 2007 году?

- Эта компания была создана в 2005 году, она наняла известных специалистов и менеджеров из государственных и частных компаний, привлекла акционерный капитал и почти сразу начала осваивать рынки с относительно высоким коммерческим или политическим риском. Это страны Ближнего Востока, а также Прибалтика, Россия и Украина.

- Почему же они не инвестировали в добычу углеводородов в Кувейте?

- Они не могут. В Кувейте только государственные компании имеют право добывать нефть. В арабских странах вообще нелегко работать. Мы собирались начать сейсмику в южной части Эфиопии. Я сделал презентацию в Аддис-Абебе. А через два дня сомалийские пираты разместили в интернете изображение простреленного логотипа "Викоила".

Написали: "Если вы приедете работать сюда, мы вынуждены будем применить силу". Примерно за полгода до этого, они расстреляли эфиопское селение. Рядом стояла китайская партия – и погибло шесть человек из нее. После этого мы не стали испытывать судьбу в этом регионе.

- Когда вы ушли из "Викоил" и возглавили "Кувейт Энерджи Украина"?

- В 2011 году. Приехал представитель компании - Раид Бу Хамсин (сейчас возглавляет Arab Energy Alliance – БЦ). Он и президент Kuwait Energy Сара Акбар предложили мне возглавить компанию в Украине. Подумав, я согласился.

Мы продлили спецразрешения на добычу, пробурили новые скважины, построили завод, чтобы можно было принимать и перерабатывать газ.

За все это время, компания ни одной копейки не потратила наличными. Все средства проходили через счета и облагались налогами.

 Если бы мы бурили вертикальную скважину глубиной 5 км, нам бы это обошлось на 15% дешевле, а рента была бы меньше

- Намекаете на то, что платите слишком большие налоги?

- В нашей отрасли основной специальный налог – это рента. Во-первых, она очень высокая, во-вторых критерии для определения ее размера не всегда обоснованы.

Вот вам для примера: мы пробурили скважину с применением сложного наклонного бурения. Ее глубина – 4850 метров. Газ, добытый с ее помощью, облагается рентой в 29% (рента со скважин глубиной до 5 км составляет 29%, свыше 5 км действует рента 14% – БЦ).

Так вот, если бы мы бурили вертикальную скважину глубиной 5 км, нам бы это обошлось на 15% дешевле, а рента была бы меньше. Вопрос: справедливы ли критерии, по которым устанавливается рента?

буров

- Как отреагировали владельцы головной компании, когда в 2014 году рента в Украине повысилась до 70%?

- До 70% увеличилась рента для договоров совместной деятельности, что практически сделало их убыточными. Для предприятий рента была увеличена почти в два раза, что было катастрофой для всей отрасли.

Предприятия практически прекратили бурение. И даже капитальные ремонты скважин. Поскольку мы являемся относительно небольшой компанией, то ощутили это особенно чувствительно.

В целом, до 80% от сумм реализации уходило на платежи в бюджет. Достаточно сказать, что с 2013 года мы не пробурили ни одной скважины. Как результат – произошло снижение добычи за счет естественного уменьшения дебета скважин.

- Нынешняя ставка ренты позволяет вам наращивать добычу?

- Возвращение размера ренты к докризисному позволило снять угрозу самоликвидации предприятий. Идет лишь медленный прирост объемов бурения и, соответственно, добычи.

Если мы хотим значительно увеличить добычу газа в стране, то необходимо снижать ренту и до 12%, и до 10%. Главное, чтобы полученная прибыль реинвестировалась в бурение новых скважин, улучшение технологий, и, в конечном счете, привела Украину к энергонезависимости.

Существующая налоговая политика не способствует активным инвестициям. Она значительно отличается от мировой практики.

- Если правительство удовлетворит желание газодобывающих компаний о введении 12% ренты на разработку новых месторождений, сколько вы готовы инвестировать?

- Примут ли решение собственники компании осуществить значительные новые инвестиции, я не знаю, но мы, так или иначе, будем развиваться. Во всяком случае, если будет 12%, вся дополнительная прибыль будет реинвестирована в бурение новых скважин и капремонты действующих с применением современных технологий.

Большая проблема в том, что твои вложения не обязательно будут оправданы. Даже современные технологии проведения сейсмических исследований не дают 100-процентной гарантии. Один Бог знает, есть ли там газ.

Вот маленький пример. Мы пробурили скважину 4 км глубиной. Начали смотреть газопроявление. Поняли, что там ничего нет. Мы предложили головной компании применить наклонное бурение в пласты, где есть газ. Но, руководство Kuwait Energy заставило бурить до конца.

Почему? Они говорят: "Даже если мы потеряем деньги, мы сделаем геологическую модель. И тогда следующая скважина будет результативна. Тогда мы сможем построить стратегию".

Так работают мировые компании, которые не гонятся за сиюминутной прибылью, а строят стратегию. Но, при ренте в 29% - какую стратегию ты построишь?

 Это шантаж, а мы – заложники и инструмент шантажа

- Как вы собираетесь решать проблему с Полтавским облсоветом, который не согласовывает вам лицензию на разработку?

- По сути, нас сделали заложниками законопроекта 3038, который предусматривает распределение 5% ренты на местные бюджеты (был принят Радой в первом чтении 1 ноября – БЦ).

В свое время этот же Полтавский облсовет согласовал предоставление компании лицензии на разведку и геологическое изучение Северо-Яблуновской площади.

Всего за 10 лет было инвестировано около $25 млн. В Северо-Яблуновском цехе работает 20 человек, ежемесячно добывается до 650 тыс. куб м газа, до 100 тонн конденсата, платится 1,3 млн грн ренты, 780 тыс грн НДС . Более 700 тыс. грн выплачивается госпредприятию "Полтавагаздобыча" за транспортировку и подготовку углеводородов.

У нас заканчивается лицензия на разведку и мы, в строгом соответствии с законодательством, обратились за согласованием лицензии на промышленную разработку. Но, местные власти говорят: "Мы хотим 5%". Мы ведь не против. С большим удовольствием! Для нас разницы нет никакой.

А они говорят: "Понимаете, мы через вас можем надавить на Киев, чтобы они приняли этот закон".

По сути, сами депутаты нарушают закон, т.к. для отказа должны быть законные основания, а они действуют по принципу: "Как скажем, так и будет".

Это шантаж, а мы – заложники и инструмент шантажа. Вот какие наши действия дальше? Если до конца ноября не будет решения, нам придется законсервировать скважину и отправить персонал на улицу.

- Какая реакция собственников Arab Energy Alliance на действия Полтавского облсовета?

- Они в шоке. Президент компании обратился с письмами к президенту, спикеру Верховной рады и к премьеру с просьбой помочь разрешить ситуацию и не допустить остановки действующего цеха.

- И какой результат?

- Все переслали на Кабмин, Кабмин – на Госгеонедра, а там ответили, что это не их компетенция. Круг замкнулся.

Президент компании Раид Бу-Хамсин на грани того, чтобы сделать публичное заявление о потери Украиной имиджа страны, привлекательной для иностранных инвесторов.

Источник: https://biz.censor.net.ua/r3015616
 
 
 вверх