Регуляторная политика, Энергетика, Промышленность
  12151  0

 Совладелец крупнейшего газового трейдера: "С такой экономикой никому в Европе украинские хранилища газа не нужны"

Юрий Винничук, Сергей Головнев

Ярослав Мудрый, коммерческий директор и управляющий партнер компании "Энергетические ресурсы Украины", рассказал БизнесЦензор об импорте газа, о том, как в Украине появился скрытый акциз на его потребление промышленностью и о том, почему европейские трейдеры боятся заходить в Украину.

мудрый,ярослав

Импорт газа из Европы частными трейдерами превратился в серьезный бизнес. С 2015 года, когда частники начали активно завозить в Украину газ, появилось несколько стабильных игроков. Как сообщал БизнесЦензор, с начала 2016 года частные трейдеры импортировали в Украину 1,4 млрд куб м газа. Это почти половина от объемов импорта газа, которые НАК "Нафтогаз Украины" оформил через таможню.

Частники, как и "Нафтогаз", покупают газ у крупных европейских энергетических компаний. Первое место по объемам импорта газа, среди частных трейдеров, занимает компания "Метида", принадлежащая менеджерам олигарха Дмитрия Фирташа.

Второе – "ЭРУ Трейдинг", дочка компании "Энергетические ресурсы Украины". ЭРУ – сравнительно новая компания на энергетическом рынке Украины. Она принадлежит трем партнерам: бывшему топ-менеджеру ДТЭК Андрею Фаворову, директору энергетической компании SI Energy Дейлу Перри и Ярославу Мудрому, который также работал на руководящих должностях в ДТЭК.

За год "ЭРУ Трейдинг" импортировала в Украину более миллиарда куб. м газа из Европы. Компания также продает газ, купленный на внутреннем рынке Украины, импортирует небольшие партии угля и экспортирует электроэнергию.

Ранее ЭРУ, совместно с крупной международной компанией ENGIE (бывшая GDF), рассматривала участие в приватизации "Центрэнерго". Но, после того, как власть дала понять, что не будет спешить с продажей генерирующей компании, партнеры перестали проявлять активное внимание к этому объекту.

"Зачем тратить энергию впустую? Будет конкретика, тогда вернемся к этому разговору. Много было сказано, что приватизация ЦЭ будет лакмусовым тестом изменений в стране – внимательно смотрим, когда на тестере начнет меняться цвет", - говорит в интервью БЦ Мудрый.

Как в Украине появился скрытый акциз на потребление промышленностью газа и почему европейские компании хотят хранить газ у нас, но боятся, читайте в интервью БизнесЦензора с партнером компании ЭРУ Ярославом Мудрым.

- Какой объем газа вы рассчитываете импортировать в 2016 году?

- В 2016 году мы рассматриваем возможность импортировать в Украину от 600 млн до 1 млрд куб. м газа. Все будет завесить от конъюнктуры рынка. То есть, насколько этот газ будет востребован в Украине.

Одним из основных факторов возможного падения спроса на импортный газ может быть отмена страхового запаса газа (был 50% и в ноябре снижен до 10% от месячного объема поставок потребителям – БЦ). Это приведет к тому, что на рынке появятся дополнительные объемы газа, которые высвободятся из ПХГ в результате снижения объема страхового запаса.

Из-за этого до конца года может сложиться ситуация, когда объем импорта газа будет меньше, чем хотелось бы.

- Кому продаете импортированный газ?

- У нас довольно широкий портфель клиентов. Это и конечные потребители и трейдеры. Десятки предприятий.

- Продаете газ Теплокомунэнерго (ТКЭ)? Рассматриваете вообще такую возможность?

- На рынок ТКЭ мы газ не продаем. Этот рынок для нас может быть перспективным, особенно после списания всех долгов. Эту идею сейчас активно продвигает ЕБРР. Здесь главные вопросы: платежеспособность ТКЭ и прозрачность закупок газа. Это ключевые моменты, которые нужны для нас, чтобы предлагать конкурентные цены на газ.

- При каких условиях ваша компания будет готова работать с бытовыми потребителями? Почему в Украине, по вашему мнению, нет рынка поставок газа населению?

- Какой бы сегодня не была высокой цена на газ для населения, это все равно не рыночная цена. Она ниже импортной альтернативы (ниже импортной цены на газ – БЦ) и ниже цены закупки, которую предлагают украинские добытчики газа, кроме "Укргаздобычи". Как бы мы не называли цену для населения, но она, по факту, ниже любой рыночной альтернативы.

- Какой цена для населения должна быть, чтобы частные трейдеры заинтересовались этим рынком?

- Если говорить об импортной цене, то она прыгает от месяца к месяцу. Если сравнивать с импортными ценами, то цена газа для населения, чтобы она стала интересной нам, должна быть на 1 - 1,5 тыс. грн выше за тысячу кубометров. Подчеркиваю, что это на данный момент, поскольку рыночная цена газа может измениться.

- Тогда получается, что государство не может регулировать этот рынок. Не может же Регулятор постоянно менять стоимость газа для населения, в зависимости от колебаний цен на внешних рынках. В таких условиях люди не смогут планировать свои расходы.

- Да, это проблема. Но есть опыт Европы, где есть механизмы подписания договоров с населением на год, или на квартал. Фиксировать цену на определенный период возможно.

Но, ключевой вопрос – обеспечение гарантий выполнения обязательств поставщика и потребителя.

Мы, однозначно, не убыточная организация, но сверхприбылей в газовом трейдинге нет. Это стереотип, что торговля газом – это сверхприбыли

- Вы покупаете газ у частных газодобывающих компаний?

- Да. Не хочу делать рекламу, но практически со всеми у нас есть контракт. Объемы зависят от цены и момента. В течение года может быть контракт на несколько десятков млн куб м, может быть и на несколько сотен.

Это ежедневная работа: ты сегодня купил у этих людей, а завтра у них небаланс и они у тебя уже покупают.

- Выходит, что частным добытчикам газа все равно выгодно продавать газ трейдерам, не смотря на снижение объема страхового запаса. "Добытчики" говорят: "Нам выгоднее напрямую продавать потребителю, но вопрос в финобеспечении (сегодня оно составляет 20%) и в страховом запасе. В такой ситуации нам выгоднее продать трейдеру дешевле, но зато он возьмет на себя риски".

- Я не могу говорить за газодобывающие компании. Но, стало ли им легче продавать конечному потребителю? Думаю, что да.

Вопрос, что будет происходить с финансовой гарантией? У нас рынок непредсказуем. В мае был подан проект изменений к Кодексу ГТС в НКРЭКУ, где требование финансовой гарантии будет 60%.

И мы не понимаем, когда оно вступит в силу и вступит ли вообще. Сидим на пороховой бочке, ведь к повышению в три раза размера финансовой гарантии очень серьезно нужно готовиться. При нормальных оборотах это десятки или сотни миллионов гривен, которые нужно заморозить в виде банковской гарантии. Готова ли банковская система к таким поворотам?

Не думаю, что наступит коллапс, поскольку компании, которые на этом рынке работают профессионально, смогут перестроиться, но к этому нужно подготовиться. Нужно дать какое-то время.

Чтобы это не было сюрпризом, как с введением платы за точку входа в ГТС, когда в конце декабря на заседании НКРЭКУ принимают решение, что с января у вас новые правила работы.

мудрый,ярослав

- "ЭРУ Трейдинг" активно занялась импортом во второй половине 2015 года. За этот период ваша компания вышла в лидеры. Вы уже получаете прибыль?

- На сегодняшний день мы инвестировали миллионы долларов в газ, который лежит в хранилищах в виде страхового запаса. Отбили ли мы их? Не знаю.

Если завтра цена на газ сильно упадет, то мы будем в убытке, ведь покупали страховой запас по другой цене. Все, что мы зарабатываем, мы инвестируем в закупку газа. Огромное значение здесь имеет и валютный курс.

- Какая средняя рентабельность на импорте газа из Европы? Сколько на этом можно заработать, и при каких условиях?

- На этом рынке нет понимания, что такое средняя рентабельность, поскольку один месяц она может быть позитивной, а другой – негативной из-за скачка курса. Если мы зафиксировали курс и зафиксировали цену для покупателя, который не принимает на себя курсовых рисков, а в это время доллар дорожает на 1,5 гривны, то ни о какой рентабельности нельзя говорить.

Мы, однозначно, не убыточная организация, но сверхприбылей в газовом трейдинге нет. Это стереотип, что торговля газом – это сверхприбыли.

- Почему импортом газа в Украину занимается небольшой круг компаний?

- Потому что это очень капиталоемкий бизнес, с учетом требований страхового запаса газа и наличия финансовой гарантии. У нас только финансовые гарантии "съедают" сотни миллионов гривен. Еще сотни миллионов гривен были заморожены в страховом запасе.

Это, к тому же, очень рискованный бизнес: курсовые разницы, не выполнение отдельными потребителями своих финансовых обязательств.

Но при всем выше перечисленном ключевое – это знание рынка и репутация как на западном, так и на местном рынке.

Развитие внутренней добычи газа происходит за счет снижения конкурентоспособности всей промышленности

- Расскажите о сотрудничестве с "Укртрансгазом". Оператор ГТС не препятствует работе частных трейдеров? Устраивают ли вас тарифы на прокачку газа по магистральным трубопроводам?

- Работа с "Укртрансгазом" улучшилась. Что касается тарифов, то я не понимаю политики, когда вводится плата за точку входа в ГТС для импортного газа. Точнее я понимаю логику, почему это было сделано, но я не понимаю, прочему вся экономика должна за это платить.

- А смысл тут в чем? Расскажите.

- Смысл в том, что это очень высокий тариф, который сильно поднял стоимость газа. То есть $12, 47, которые нужно заплатить за вход в ГТС с одной тысячи кубов газа по своей сути стали акцизом на потребление газа в Украине.

Причем акцизом на импортный газ, который является ценообразующим на внутреннем рынке. Соответственно, стоимость газа внутренней добычи тоже поднялась на $12,47.

Что такое "точка входа"? Это плата за доступ к системе. У нас отменили плату за транспортировку газа по километрам (при транзите взымалась плата за перемещение тысячи кубов на 100 км). Сегодня ты заходишь в систему ГТС, заплатил, и можешь поставить газ в любую точку.

- Так это же хорошо...

- Да. Но, насколько я знаю, предприятия продолжают платить за транспортировку газа. Для них ничего не изменилось. Но, еще и я $12,47 плачу "Укртрансгазу". Соответственно на эту же величину вырастает моя цена на газ.

Фактически эта плата стала акцизом на импорт газа. Для украинских газодобывающих компаний также должны были установить плату за точку входа в систему, но это затягивается уже практически год.

- Это означает, что импортный газ менее конкурентный, чем отечественный газ. Это хорошо, поскольку будет развивать нашу газодобычу.

- Можно рассматривать и так. Но, развитие внутренней добычи газа происходит за счет снижения конкурентоспособности всей промышленности.

Есть еще одна проблема. Переход на такую систему оплаты за вход в ГТС уже год препятствует приходу компаний, которые хотят использовать украинские газовые хранилища (ПХГ).

Например, если ты заводишь в Украину газ, то должен за вход в ГТС заплатить за каждую тысячу кубов $12,47. Далее тебе нужно заплатить примерно $5 с тысячи кубов за закачку и подъем газа с хранилища. А при выходе из ГТС на границе тебе нужно будет заплатить еще от $24 до $30 с тысячи кубов.

Вся эта история была придумана для ситуации с транзитом топлива "Газпромом". Было заявлено, что у нас теперь новые правила и поскольку после 2019 года транзит из РФ через ГТС Украины не предусматривается – то вся система должна быть амортизирована за 3 года. И теперь вы, товарищи из "Газпрома", когда транзитом поставляете газ через Украину, то вот вам $12,47 за вход, а $30 – за выход. Поздравляем вас!

Но, в последний момент возникла идея ввести плату и для импорта. И теперь, когда газ импортируется в Украину, то его цена увеличивается на $12,47. А кто потребляет этот газ? Промышленность.

Я согласен, что это стимулирует добычу газа в Украине. Но вся, подчеркиваю, вся промышленность платит за это $12,47 с тысячи кубов. Ведь, газ собственной добычи тоже подорожал на эту сумму. Мы должны стимулировать собственную добычу – но не за счет собственной промышленности.

- А как это мешает иностранным компаниям хранить газ в наших ПХГ?

- Например, западная компания говорит Украине: "Супер, у вас хранение газа стоит условно $5 (закачка и подъем в ПХГ – БЦ). Я хочу завести сюда на хранение газ, заплатить вам, а потом, когда цена поднимется – выкачать и продать".

Но, когда компания посчитает свою экономику хранения у нас газа, с учетом платы за вход в ГТС и выход из нее, ей это будет стоить больше $40.

О чем мы тогда ведем дискуссию, когда говорим, что наши перспективные хранилища самые большие в Европе? Да никому они в Европе не нужны с такой экономикой.

- Но, французская компания Engie в октябре подписала контракт с "Укртрансгазом", предусматривающий хранение газа в украинских ПХГ. Значит ей интересно.

- Но пока не завезли, насколько я знаю. Давайте смотреть на реалии. Если летняя цена от зимней будет ниже на $45, то может кто-то и завезет, беря на себя все политические риски.

Но если будут такие цены на вход и выход газа, то никто из западных компаний тут хранить газ не будет. Эти $40 – это реальные затраты на хранение газа в Украине? Нет.

Так может лучше стимулировать хранение в Украине газа? Хотите создавать газовый хаб? Создавайте! Но, сначала создайте условия и экономику.

- Какой орган установил плату за вход и выход?

- НКРЭКУ (регулятором руководит Дмитрий Вовк, ставленник президента Петра Порошенко – БЦ).

Западные компании говорят: если вы хотите хранить наш газ, то мы должны знать, сможем ли мы судиться с вами по международным правилам, если у нас возникнет спор?

- Вернемся к контракту "Укртрансгаза" с компанией Engie. Если это не выгодно, зачем французы его подписывали?

- Сам факт подписания такого контракта с всемирно известной компанией – это кредит доверия, который выдан "Укртрансгазу" и Украине. Насколько этот контракт будет использоваться, и какие будут объемы храниться?

Сегодня есть еще один вопрос по поводу хранения газа в Украине компаниями-нерезидентами. Это арбитраж и право, по которому подписываются такие контракты. Это ключевой вопрос, который мы поднимали в "Укртрансгазе", на уровне президента.

Мы знаем, что международные организации ставят условие: если мы хотим финансировать, страховать контракты по хранению газа в Украине, они обязаны быть в юрисдикции международного арбитража.

- А что мешает?

- Насколько мы знаем, "Укртрансгаз" не готов подписывать контракты по международному арбитражу. Как я понимаю, есть типовой договор, который должна согласовать и утвердить НКРЭКУ. Этот договор будет основываться на международном арбитраже.

Западные компании говорят: если вы хотите хранить наш газ, то мы должны знать, сможем ли мы судиться с вами по международным правилам, если у нас возникнет спор?

- Какая маржа на продаже газа может быть на межсезонных колебаниях цен?

- Все зависит от рынка. Может быть $15-30 на тысяче кубометров.

Сегодня мы уже не так активно смотрим на возможную приватизацию "Центрэнерго". Зачем тратить энергию впустую? Много было сказано, что приватизация ЦЭ будет лакмусовым тестом изменений в стране – внимательно смотрим, когда на тестере начнет меняться цвет

- Кроме газа вы еще занимаетесь и импортом угля. Какие объемы импортировали?

- До 10 тыс. тонн завезли в этом году. Очень мало. Это антрацит из России. Продаем сахарным заводам.

- Продолжаете экспортировать электроэнергию?

- Да мы торгуем.

- Зачем? Экономики нет.

- Да, ее нет. Но, иногда у нас есть возможность поставлять рваным графиком и зарабатывать на перепадах цены в пики потребления.

Экспорт электроэнергии из Украины в Европу не интересен. И даже, когда в Европе было сильное повышение цены, можно было поставлять исключительно рваным графиком.

Экспорт электроэнергии из Украины существенно упал по объективным экономическим причинам – если в Европе цена на ток существенно ниже, чем в Украине, то теряется смысл.

Стимулировать экспорт искусственными методами можно, но надо понимать – зачем? Если мы говорим о притоке валюты в страну, то вот он приток валюты – хранение газа в наших хранилищах.

мудрый,ярослав

- Если убрать экономику и бюрократию, то какой потенциальный спрос на наши хранилища газа со стороны европейских компаний?

- Они видят, что в Украине есть огромные хранилища. Видят, что этим можно активно пользоваться. Но есть две вещи, которых европейцы боятся: Украину, как страну (в том числе и законодательство) и экономику хранения газа.

- Если убрать эти факторы, то какие объемы могли бы заводиться в Украину на хранение?

- Думаю, что 5-7 млрд кубов газа в год абсолютно реально использовать. Скорее всего, этот газ тут же и продавался бы.

- Еще планируете участвовать в приватизации "Центрэнерго"?

 - Мы смотрим, что означает слово "приватизация". Это только разговоры, или конкретные действия?

Да, мы сегодня уже не так активно смотрим на возможную приватизацию "Центрэнерго". Зачем тратить энергию впустую? Но, интерес сохраняется. Будет конкретика, тогда вернемся к этому разговору. Много было сказано, что приватизация ЦЭ будет лакмусовым тестом изменений в стране – внимательно смотрим когда на тестере начнет меняться цвет.

- А газодобывающие активы вам интересны? Чтобы, например, иметь свой источник газа?

- Мы анализировали одну из компаний, но не пришли к положительному заключению. Именно после этого мы более активно начали развивать наш проект Gas Gan (технология сухого разрыва пласта газовой скважины для увеличения притока газа – БЦ) и считаем, что у этой технологии в Украине большое будущее.

Надеемся, что до конца года получим разрешение на ее импорт в Украину, чтобы произвести тестовый запуск.

Источник: https://biz.censor.net.ua/r3015346
 
 
 вверх