Регуляторная политика, Промышленность, Транспорт
  4181  0

 Замдиректора УГП "Укрхимтрансаммиак" Виктор Полозов: "Аммиакопровод находится в крайне плачевном состоянии, но за 5 лет из него можно сделать современный комплекс"

Андрей Бондаренко

В интервью БЦ Полозов рассказал о перспективах развития предприятия, как нынешний тариф на прокачку аммиака может повредить Украине и в каком состоянии находится сейчас аммиакопровод.

полозов

С 2007 года унитарным госпредприятием "Укрхимтрансаммиак" управлял "регионал" Виктор Бондик, который был уволен Минэкономразвития с должности директора лишь в июне 2016 года.

Вплоть до середины октября исполняющим обязанности директора был Виктор Полозов, депутат Черкасского облсовета и основатель компании ALVIGO, которая управляет проектными институтами в сфере химической промышленности.

УГП "Укрхимтрансаммиак" управляет украинской частью аммиакопровода "Тольятти-Одесса". Общая его протяженность – 2,4 тысячи километров. Из них 1018 км проходят по территории Украины.

Учитывая то, что часть бизнеса ALVIGO находится в России, политические оппоненты и конкуренты Полозова стали использовать этот факт в борьбе за "Укрхимтрансаммиак", придавая ему негативные коннотации, вплоть до лоббирования интересов Путина.

Виктор Полозов уже давно укоренился в Украине. Здесь живут и учатся его дети. Он с охотой рассказывает о своих планах, тесно связанных с Украиной. Топ-менеджер уверен, что его жизненный опыт и профессиональные связи в химической отрасли помогут возродить предприятие и вывести его на более высокий уровень и новую культуру производства.

По его словам, сейчас основная цель руководства "Укрхимтрансаммиака" – модернизировать украинскую часть аммиакоповода, который эксплуатируется уже более 37 лет.

В интервью БЦ Полозов рассказал, как нынешний тариф на прокачку аммиака может повредить Украине, в каком состоянии находится аммиакопровод, о продаже ПАО "Одесский припортовый завод", а также ответил на обвинения оппонентов.

- Как давно вы работаете в "Укрхимтрансаммиаке"?

- Я пришел на предприятие 13 апреля 2016 года на должность заместителя директора. На работу меня принимал Виктор Бондик, на тот момент еще руководивший предприятием.

Многие задают вопрос, почему Бондик пригласил меня на эту должность? Думаю, он понимал, что с аммиакопроводом нужно срочно что-то делать, чтобы не допустить серьезных аварий или еще хуже – техногенных катастроф.

Аммиакопровод, пролегая по территории семи густонаселенных областей Украины, находится в крайне плачевном техническом состоянии. И в случае аварии за 10 минут облако аммиака распространится на 5 километров от оси, убивая все живое на своем пути.

Я думаю, он понял, что время игр закончилось и пора серьезно браться за восстановление аммиакопровода.

Учитывая мой опыт работы и тот факт, что один из моих институтов в свое время спроектировал магистральный аммиакопровод, которым управляет "Укрхимтрансаммиак", выбор был очевиден.

Я прекрасно знаю это предприятие. Знаю, в чем оно нуждается, какие меры по модернизации нужно предпринять и знаю как это сделать.

- К какой политической команде вы себя причисляете?

- К команде химиков и производственников.

- Вы говорите о необходимости модернизации аммиакопровода. Но, здесь на лицо конфликт интересов. У вас в собственности проектные институты, которые потенциально могут разрабатывать техпроект такой модернизации.

- Мы вот привыкли говорить, что кругом коррупция. Нужно трезво смотреть на вещи. На предприятии сейчас введена система контроля, действует Антикоррупционная программа, закупки проводятся через открытую систему электронных закупок "Прозорро".

Думаю, что институты компании ALVIGO тоже будут принимать участие в тендерах на проектирование на общих основаниях. Не вижу в этом ничего плохого. Какой может быть конфликт интересов?

А вот ни на чем не основанные обвинения в воровстве – это и есть популизм чистой воды и сведение личных счетов. Если не доказана вина – никто не имеет права на голословные обвинения и унижение достоинства человека, попрание его деловой репутации.

- В каком состоянии сейчас находится аммиакопровод?

- Его техническое состояние достаточно запущенно. Сама линейная часть, оборудование и механизмы не ремонтировались много лет, технологические системы морально устарели. Мы на десятилетия отстали от передовых разработок в этой сфере. Вот этим и надо срочно заниматься.

Нашему магистральному аммиакопроводу уже более 37 лет. В 1980 году был построен мощный аммиачный трубопровод, уникальный по своему техническому решению и назначению объект.

Сегодня проектный срок его эксплуатации уже превышен на 22 года. В 2015-м году было получено разрешение Госгорпромнадзора на продление срока его эксплуатации до 2020 года. И 2020 год уже не за горами.

А для того, чтобы получить разрешение на эксплуатацию после 2020 года и обеспечить безаварийную и безопасную эксплуатацию, надо провести диагностику, а затем ряд технических мероприятий по реконструкции и модернизации узлов и механизмов трубопровода, полностью модернизировать автоматику и телемеханику.

- Сколько нужно средств и времени, чтобы полностью обновить и модернизировать аммиакопровод?

- Сейчас мы заканчиваем подготовку стратегического плана развития предприятия на ближайшие пять лет. Для этого задействованы ведущие отечественные институты и Национальная академия наук Украины. Мы планируем, что в течении пяти лет, используя собственные средства в размере 250 млн грн в год, мы сможем сделать из аммиакопровода современный комплекс. Это наши расчеты.

- Возможно ли увеличение объемов прокачки аммиака?

- В первую очередь, для этого необходимо улучшение технического состояния автоматизированной системы управления технологическим процессом. Это сердце системы – чтобы работали все задвижки и регуляторы давления.

Например, сейчас во всем мире такие системы управляются посредствам оптиковолоконных кабелей. У нас лежат кабели связи, которым более 37 лет. Все латанное-перелатанное.

- Почему сложилась такая ситуация с техническим состоянием аммиакопровода?

- О прошлых периодах я не могу судить. А последние три года технические мероприятия не проводились в связи с отсутствием утвержденного финансового плана УГП "Укрхимтрансаммиак". Без него мы не можем не только ничего купить, но и даже своевременно обеспечить своих сотрудников средствами спецзащиты, как того требует законодательство по охране труда.

Еще одна наша боль – это необходимость, в связи с военными действиями на востоке, перевода Приднепровского управления из Горловки. С началом войны 240 человек, работавших в Горловке, вместе с семьями переехали в Лозовую. Люди за собственные средства покупали столы, стулья, компьютеры. А мы помочь им ничем не могли, потому что у нас нет финплана.

- От кого зависит утверждение этого документа?

- Министерство экономического развития и торговли (МЭРТ) должно утвердить его до нового года на следующий финансовый год. Сейчас конец октября, а у нас нет финплана на 2016 год. Хотя уже должен быть утвержден план на следующий 2017 год.

- И в чем проблема? Человеческий фактор? Бюрократия?

- Я думаю, что это отголоски той старой бюрократической системы. Анахронизмы кое-где остались. Так же остались и отдельные специалисты, которые ничего не понимая в работе предприятий и серьезных технических вопросах, сегодня полностью блокируют работу Укрхимтрансаммиака.

Но я уверен, что смогу наладить конструктивное взаимодействие с Министерством, ведь оно, являясь органом управления, напрямую заинтересовано в эффективности работы предприятия. И, учитывая тот факт, что мое назначение исполняющим обязанности директора было при новом Министре экономического развития Степане Кубиве, уверен, что для него нет никакого смысла блокировать мою работу на предприятии.

Я написал на его имя уже несколько писем с описанием ситуации, которая сложилась на предприятии и своими предложениями. Теперь ожидаю от него ответа.

- Экономика "Укрхимтрансаммиака" зависит от тарифа на прокачку аммиака, устанавливаемого МЭРТ. В 2015 году Министерство, в связи с изменениями в Налоговом кодексе и поднятием размера рентной ставки с $0,64 до $2,4 повысило и тариф. Какие у вас дальнейшие перспективы?

- Да, в 2015 году тариф был поднят Министерством на $1,2, то есть – до $4,8 за транзит одной тонны аммиака на 100 км.

Сейчас в Верховную раду опять внесен законопроект с изменениями в Налоговый кодекс, которым устанавливается ставка рентной платы на уровне $4,8. Таким образом, ставка рентной платы будет составлять 100% тарифа, что сделает невозможной даже текущую деятельность предприятия. Другими словами – это приведет к его полной остановке, не говоря уже о капитальных инвестициях.

Поступления от введения этой нормы уже заложены в проект бюджета на 2017 год. Сегодня нужны активные действия и поддержка нашего Министерства. Я на каждого члена бюджетного комитета написал письмо с одним содержанием: "Не совершайте ошибку!", также отправили письма в Кабинет министров и Минэкономразвития.

В целом, тарифная политика формирует понятие "экономика маршрута". Наше предприятие оказывает услуги по транзиту и транспортировке аммиака. А приемлемой ли будет цена для потребителей этих услуг?

Ведь к тарифу "Укрхимтрансаммиака", который устанавливает МЭРТ, прибавляется еще тариф "Одесского припортового завода" ОПЗ, который устанавливает тариф сам себе. В течении 2015-2016 годов он поднимал тариф несколько раз.

Поставщиков у нас два: АО "Тольяттиазот" (Самарская область РФ) и АО "Минудобрения" (г. Россошь Воронежской области РФ).

Был также ПАО "Стирол" в Горловке и ОАО "Северодонецкий Азот".

Вот от "Тольятиазот" пришло письмо, в котором говорится, что с такими тарифами и снижением цен на аммиак на мировом рынке, они с ноября текущего года будут ограничивать прокачку аммиака вплоть до полной остановки.

Сейчас АО "Минудобрения" временно остановилось в связи с низкой стоимостью аммиака на рынке. Стоимость продажи аммиака в порту Южный на условиях FOB составляет около $165 за тонну. При этом, доставка тонны аммиака из Тольятти в Одессу, включая перевалку, обходится примерно $80 за тонну. Приплюсовываем себестоимость аммиака – $110-120 за тонну и получаем примерно $190 за тонну.

- Вы просчитывали, какими должны быть тариф на прокачку и рента?

- Ставку ренты мы просчитывали. В своих письмах предлагали правительству установить ее на уровне $1,56 с тонны аммиака, перемещенной на 100 км. С уменьшением ренты тариф тоже можно снизить.

Однако, учитывая, что в транзитной цепочке по Украине два участника – ОПЗ И "Укрхимтрансаммиак", ОПЗ обязан также пересмотреть свои тарифы, которые он называют "секретной информацией" и сделать их действительно обоснованными.

Наше предприятие было инициатором расследования Антимонопольного комитета в отношении ОПЗ. Мы не говорим, завышены тарифы или занижены. Мы говорим: давайте привлечем независимых экспертов и пусть они сделают выводы.

- Каким образом приватизация ОПЗ может повлиять на Укрхимтрансаммиак?

- Все госпредприятия нужно приватизировать. Вопрос условий. Сейчас не лучшая ситуация на мировых рынках.

К тому же я считаю, что перевалочный комплекс аммиака нужно отделять от ОПЗ. Завтра там будет частный собственник и предсказать его действия вообще будет сложно.

- Вы хотите, чтобы комплекс по перевалке был передан на "Укрхимтрансаммиак"?

- Не обязательно. Создайте отдельное госпредприятие. Главное, чтобы оно было отдельно от ОПЗ. Некоторые говорят, что якобы это невозможно технически. Все возможно.

- Каким вы видите оптимальное взаимодействие государственного предприятия с органом управления?

- Давайте сравним ситуацию. Если я владелец бизнеса, я нанимаю человека для управления этим бизнесом и не вмешиваюсь в его деятельность. Утверждаю ему финплан и стратегию и наблюдаю со стороны, держа под контролем финансовые и производственные показатели.

А что сегодня происходит с "Укрхимтрансаммиаком"? Если я руководитель, доверьте мне управление предприятием. Дайте возможность самому обосновать тариф с установленной вами рентабельностью и утвердите финплан. А потом спрашивайте по результатам. Если я не оправдал возложенные надежды – накажите. Если хотите получить результаты – доверяйте!

- Вы возглавляете Укрхимтрансаммиак уже полгода. Есть результаты, за которые вы можете отчитаться?

- Конечно есть. Во-первых – улучшились показатели финансово-хозяйственной деятельности: увеличились показатели рентабельности почти в 2 раза, практически ликвидирована задолженность предприятия по кредитам, на 64% выросли показатели по уплате налогов.

Во-вторых: "Укрхимтрансаммиак" перешел на самостоятельное управление украинским участком аммиакопровода. Для этого была проведена серьезная техническая подготовка.

В-третьих: внедрена новая система бюджетирования и система закупок через систему "Прозорро", проводится финансовый аудит деятельности предприятия за 2015 год.

И четвертое: мы сумели возродить выдачу аммиака на внутреннем рынке. С 2004 года эта программа не работала, хотя при проектировании закладывалась возможность выдачи на украинский рынок около 100 тысяч тонн аммиака в год.

Сегодня потребность украинских аграриев – около 500 тысяч тонн аммиака в год. Мы планируем в дальнейшем расширить свои возможности в этом направлении.

- А вы участвуете в конкурсе на должность директора "Укрхимтрансаммиака"?

Учувствую. На конкурс, который проводит Минэкономразвития подало документы 32 кандидата. 9 ноября ожидаются его результаты.

полозов

- По распоряжению премьера Владимира Гройсмана в "Укрхимтрансаммиаке" должна проводиться проверка, на время которой вы отстранены от исполнения обязанностей руководителя предприятия. На какой стадии находится проверка?

- С чего все это началось? 7 октября в Раде выступил народный депутат Сергей Мельничук (командир батальона "Айдар" - БЦ). Раньше он был в Радикальной партии Олега Ляшко, теперь перешел в группу "Воля народа".

Мельничук обвиняет меня в том, что я "російський найманець".

Но, я еще на Майдан покрышки закупал, каждый день был с 8-й сотней, потом помогал частям на фронте. Уверен, что это не его позиция, а он просто выполняет заказ по моей "травле". Не случайно участие в конкурсе на замещение должности директора "Укрхимтрансаммиака" принимает сын его помощника – Никита Самбожук.

Еще один мой оппонент – Владислав Голуб.

Информационная компания Голуба против меня началась практически сразу после того, как я стал депутатом Черкасского областного совета на последних выборах в 2015 году. Он считает, что мы с ним конкуренты по 197 округу.

А меня хорошо знают жители города Золотоноша на Черкащине. Там мне удалось решить ряд социально-экономических проблем: проложить дорогу, которая в течение многих лет была камнем преткновения между жителями и районным руководством, взять на содержание школу и детский сад, за свой счет поддерживать малообеспеченные семьи.

Также развиваю в Золотоноше сельхозпредприятие. Я оборудовал фермы молокопроводами, холодильниками. Сейчас строю кроликовую ферму. Маслозавод построил в чистом поле, суперсовременный – там сплошные компьютеры. Элеватор построил на 30 тысяч тонн. Тоже новый абсолютно. Разве будет человек, которому безразлично будущее Украины, заниматься развитием и долгосрочными проектами, а не "стричь вершки"?

Голуб прекрасно знает, что если я буду баллотироваться по этому округу, он проиграет. Вот он и выбрал "грязные" технологии вместо того, чтобы наладить контакт с местными жителями, проявить о них заботу и оказывать им помощь.

- Как вы начали свой бизнес?

- Я по образованию инженер-энергетик, закончил Московский энергетический институт. В 1985 году по распределению попал в Эстонию на балтийский судоремонтный завод. Лет 6 работал начальником цеха.

Одним из первых в СНГ я создал производственный кооператив на площадях двух цехов. В нем работало около 280 человек. Мы занимались производством микросхем, в том числе, для слуховых аппаратов.

Дальше я расширил сферу своей деятельности – занялся производством катализаторов. При посредничестве Министерства промышленной политики я выкупил производство катализаторов в Северодонецке.

Когда я принял этот завод, он производил 300 тонн катализаторов в год. Когда через 5 лет я создавал совместное предприятие с немецкой компанией Sud-Chemie, завод производил уже 1,5 тысяч тонн. И это были катализаторы соответствующие мировому уровню.

Также я выкупил конкурента в России – в Новомосковске. После этого я стал владельцем доли в 60% рынка катализаторов для производства аммиака в СНГ.

- А как был создан химический холдинг ALVIGO?

- Головная компания холдинга зарегистрирована в Таллине – в Эстонии. В него входят несколько институтов, которые занимаются вопросами переработки природного газа. Это Институт химических технологий в Северодонецке – 420 человек, Научно-технический центр в Ровно – около 50 человек. И в Киеве работают человек 15.

Есть два института в России. Один центральный – так называемый ГИАП (Главный институт азотной промышленности) в Москве и НИАП (Новомосковский институт азотной промышленности). Там работает около 400 человек. Институты разрабатывают технические проекты по строительству азотных предприятий. Тот же ГИАП участвовал в проектировании всех заводов, производящих удобрения и химическую продукцию в СНГ и на территории Совета экономической взаимопомощи.

Сейчас мы работаем в Китае, во Вьетнаме, в Индии, в Иране и в других странах. За последние 7 лет в Китае мы построили 5 заводов.

Поэтому рассказывать, что я плачу налоги в России – это бред. На строительстве завода в Великом Новгороде, украинский институт заработал $12 млн.

- Вам пеняют на то, что вы – гражданин России. Так какое у вас гражданство?

- Вот мой украинский паспорт (показывает паспорт - БЦ). Я родился в Смоленской области, после окончания Московского института был распределен в Эстонию в 1985 году.

В 1991 году, когда Эстония отделилась от СССР, все ее жители могли выбрать или гражданство Эстонии или другой страны.

Тогда я с Украиной не был связан. И я выбрал российское гражданство, потому что к этому времени уже занимался бизнесом. Если бы я выбрал эстонское гражданство, для работы в России мне бы пришлось открывать визу.

А так в Эстонии у меня был вид на жительство. И с ним я мог передвигаться по Европе. А благодаря российскому гражданству я мог свободно передвигаться по всему СНГ. Только одна моя старшая дочь приняла эстонское гражданство.

В 1999 году я приехал в Украину. Все мои родственники по линии матери жили в Мариуполе. И, учитывая, что в Украине у меня начал активно развиваться бизнес, в 2001 году я принял украинское гражданство.

- Черкасская пресса публиковала фото, на котором человек, похожий на вас, запускает агрегат по производству аммиака вместе с Владимиром Путиным. Это вы?

Это фотография была опубликована в газете "Черкасский курьер" Владислава Голуба, о котором я говорил ранее.

Фото сделано в Великом Новгороде после запуска завода компании "Акрон", который действительно спроектировала наша компания. На фото работник завода, Путин, президент завода и собственник завода. Меня на фото нет. Человек, похожий на меня – это гражданин Швейцарии Владимир Кантор, собственник компании "Акрон".

- В августе вы возглавили Черкасскую областную организацию Аграрной партии. Зачем? Готовитесь к выборам?

- Думал, что готовлюсь к выборам. Когда я возглавлял организацию, я не верил, что такая партия может войти в высшую лигу – стать одной из значимых политических партий.

Но потом я поработал в партии, пообщался с руководителем партии Виталием Скоциком, с другими людьми. Теперь я считаю, что у этой партии большие перспективы в политике. У нее прогрессивная политическая программа.

Многие заблуждаются думая, что это партия только аграриев. Эта партия охватывает все общество – врачей, учителей, промышленников и музыкантов... Все мы, так или иначе, аграрии.

- Так вы собираетесь баллотироваться в Верховную раду или в Черкасский облсовет на ближайших выборах?

- Еще вчера хотел. Сегодня честно скажу – не знаю.

Источник: https://biz.censor.net.ua/r3014057
 
 
 вверх