Регуляторная политика
  3088  0

 Александр Стародубцев: "ProZorro заточена на то, чтобы все навсегда оставалось публичным для всех"

Татьяна Галковская

Руководитель департамента регулирования госзакупок МЭРТ Александр Стародубцев рассказал БизнесЦензор, как будет развиваться система госзакупок ProZorro, какие сопутствующие сервисы разрабатывает министерство и кто будет мониторить коррупционные риски.

стародубцев

Фото: knteu.kiev.ua

С 1 августа 2016 года все государственные закупки должны проходить в электронном формате через систему ProZorro, внедренную Министерством экономического развития и торговли (МЭРТ).

Правительство надеется, что уже в следующем году страна сможет сэкономить на торгах в системе ProZorro 40-50 млрд грн. Уже сейчас предприниматели считают, что ProZorro существенно (27%) или частично (53%) уменьшает коррупцию в государственных закупках.

Если при традиционной "бумажной" системе с коррупцией сталкивались 54% бизнесменов, то при системе ProZorro этот показатель уменьшился до 29%. 80% опрошенных отметили, что ProZorro обеспечивает простоту оформления документов и в значительной степени решает проблему открытости, доступности и четкости информации о конкурсе (68%), а также о выборе победителя (57%).

Об этом свидетельствуют результаты опроса, проведенного при поддержке USAID.

О том, как сейчас развивается система и какой видят ее создатели в будущем, БизнесЦензор рассказал руководитель департамента регулирования госзакупок МЭРТ Александр Стародубцев.

- Есть ли уже первые результаты работы системы в полном объеме?

- С момента полного перехода на ProZorro прошло меньше месяца, потому детальную аналитику делать рано. Однако буквально на прошлой неделе объем экономии бюджетных средств с помощью системы превысил 3 млрд грн.

Учитывая, что за год пилотного проекта мы сэкономили около одного миллиарда гривен, а лишь за последние полгода – еще 2 млрд, динамика очень позитивная. К концу 2106 года мы рассчитываем выйти на плановый уровень экономии в 5 млрд грн.

- Первоначально проект стартовал на волонтерских началах. Как удалось вырастить его в крупный государственный?

- После Майдана у меня в голове родилась идея создания такой электронной системы, которая бы заменила коррупционные "бумажные" процедуры. Я предложил: кто хочет реформировать систему госзакупок – приходите, будем вместе думать.

На первой встрече в Часопысе, в марте 2014 года, я познакомился с Андреем Кучеренко – этот человек и создал ProZorro как систему. Он 15 лет до этого внедрял аналогичные системы, и без него создание ProZorro было бы просто невозможно. Мы создали электронную систему и запустили ее в пилотный проект в феврале 2015 года.

- Вы создавали систему с нуля или использовали какие-то зарубежные аналоги?

- Мы взяли за основу грузинский вариант, потому что он был уже опробован. Но, в итоге у нас получилась своя система с двухуровневой архитектурой. У нас, в отличие от грузинской системы, есть отдельно центральная база данных, которую контролирует государство в лице ГП "Прозорро" (ранее называлось ГП "Зовништоргвидав"), и присоединенные к этой базе торговые площадки.

Центральная база хранит все данные о тендерах, в ней проходят все транзакции. В нее можно внести данные, но нельзя их оттуда удалить. А торговые площадки являются своеобразными дверьми в базу данных – они дают заказчикам и поставщикам интерфейс и обеспечивают необходимый уровень сервиса. У всех площадок одинаковый уровень доступа к базе, и вся информация, которая вносится на одной площадке, становиться сразу доступной на всех остальных.

- На какие средства существует проект сегодня? Сколько выделяется из бюджета?

- Уже вложены немалые деньги, около $500 тыс. Но, по сравнению со стоимостью уже готовой корейской системы, которую нам предлагали купить  (за $10 млн – БЦ), это очень скромный бюджет.

До недавних пор все делалось на волонтерских началах и на деньги спонсоров. В основном это донорские организации – WNISEF, GIZ, Фонд "Відродження" и другие. Кроме того, очень много народу нас просто консультировали бесплатно.

Что у нас оплачивается? ИТ, потому что найти айтишников сложно, у них рынок никак не пострадал от кризиса. Немножко финансируется маркетинг, хорошо финансируется мониторинг.

- Планируется ли государственное финансирование ProZorro?

- Да, конечно, как только система станет на ноги. Для этого система должна стать самоокупаемой. Сегодня все поставщики платят небольшую плату за участие, эти деньги идут на площадки, которые часть этих средств отдают на развитие центральной базы данных.

И вот с этих денег система должна жить. Планируется, что это случится в ближайшее время: система будет независима, способна сама себя поддерживать и обслуживать.

проззоро

Мы не собираемся зарабатывать прибыль на ProZorro: денег должно быть достаточно только для обеспечения независимой работы системы, ее безопасности. Если начнет образовываться излишняя прибыль – будем снижать размер платы за участие в тендерах.

Вместе с тем, мы задумали такой глобальный проект, как профессионализация закупок с помощью международного центра обучения, и для его запуска нам наверняка понадобится помощь доноров.

- Что это за проект?

- Есть три ключевые аудитории – заказчики, поставщики и НГО (негосударственные организации), которые присматривают за госзакупками. Для заказчиков и НГО команда ProZorro реализовала очень много: для НГО мы открыли все данные о тендерах, для поставщиков – упростили доступ к торгам. А для профессионализации заказчиков пока сделано недостаточно.

Крупные заказчики по типу НАК "Нафтогаз" понимают, что они делают – у них для закупок есть отдельные специалисты. А, к примеру, в маленьком исполкоме в регионе – это люди, которые сочетают свою текущую работу с "дополнительной нагрузкой" в тендерном комитете. И очень часто, если это, допустим, преподаватель в школе, он не очень хорошо понимает, как правильно купить стул или стол.

Тут, с одной стороны, нужно централизовать закупки – может, и не должна каждая школа закупать все самостоятельно, часть ее закупок можно передать вышестоящему органу, у которого есть специалисты для профессиональной закупки. А с другой стороны – нужно обучать членов тендерных комитетов.

И вот это "обучать" - это и есть следующая наша история. Мы хотим сделать международный центр по обучению закупкам. Уже нашли хороших партнеров из бизнес-школ.

- Что имеется в виду под "международным"?

- Хотим, чтобы к нам приезжали, к примеру, русскоязычные соседи и учились у нас публичным закупкам. Практика развитых стран показывает, что не нужно в каждой стране иметь свой университет по закупкам – достаточно иметь один-два в регионе.

Пока что никто в СНГ этим не занялся, и можно сделать такой центр у нас. Также мы сейчас пытаемся помочь нашим поставщикам побольше узнать о возможностях торговать на зарубежных рынках госзакупок, идти туда и продавать.

стародубцев

Фото: biz.nv.ua

Речь идет о возможностях, которые открывает присоединение Украины к Соглашению ВТО о госзакупках (Agreement on Government Procurement, GPA). Это рынок объемом $1,7 трлн в год!

И это тоже довольно сложный проект: сейчас при поддержке офиса GPA в Украине и Минэкономразвития проводится пилотный проект для украинских компаний, которые хотят попробовать себя в госзакупках стран ВТО.

Поэтому любой бизнес, который хочет сегодня поучаствовать в зарубежных госзакупках – канадских, японских и других, во всех странах, которые являются участниками GPA, - welcome!

- По каким еще направлениям планирует развиваться система в ближайшее время?

- Как в анекдоте, осталось начать и кончить! Мы сейчас реализовали все, что требуется по Закону "О публичных закупках", осуществили полный переход на использование системы ProZorro.

Но у нас есть еще директивы ЕС, с которыми нужно многое гармонизировать. Планируем делать интеграцию всей нашей системы в TED, онлайн-площадку, на которой собираются данные о всех госзакупках ЕС. В общем, работы еще много.

- Если все это сделать, мы сможем прямо на наших площадках делать закупки и туда, и обратно?

- К сожалению, нет. Все к этому идут, но как-то мы к этому идем значительно быстрее европейцев. Потому что сейчас портал TED – это просто объявления о закупках. Прямо подать предложения через электронную систему нельзя. Европа к этому идет, а мы это уже сделали.

Я вот мечтаю о том, чтобы через украинскую площадку можно было поучаствовать в голландском тендере.

- То есть, может получиться такой электронный брокер?

- Да. Все мои друзья шутят, что бы я ни строил, получается биржа!

- Что еще?

- Есть вопросы, связанные с электронной системой. Работаем сейчас над проектом ProZorro Global. Это попытка внедрить электронные закупки в других странах на принципах нашей системы. Сейчас ведем переговоры с Молдовой и всячески там помогаем.

Они сейчас могут либо купить за $10 млн корейскую систему, либо скачать бесплатно нашу. А мы поможем им ее внедрить. Поскольку это решение политическое, то они еще сомневаются. Но, мы уже для себя поняли, что сделали хорошую систему, за которую получили в мае в Лондоне премию World Procurement Award, своеобразный "Оскар" в сфере госзакупок.

Мы сейчас смело можем говорить, что ProZorro – это лучшая в мире электронная система госзакупок 2016-го года. Хотим использовать ее опыт для реализации других реформ в стране.

- Планируете ли перевод на технологию блокчейн (цепочка блоков транзакций, реализованная в криптовалюте Bitcoin)?

- Мы хотим, но когда вы работаете с государственной системой, вы не можете делать все, как вы хотите.

Есть Госспецсвязь, которая требует построить комплексную систему защиты информации. В ней есть много условностей. Например, сегодня по действующему законодательству вы не можете держать ваши данные в "облаках" - то, на чем построен блокчейн.

Как только блокчейн будет приведен в законодательное поле, мы его с удовольствием попробуем.

- У многих чиновников возникают вопросы при закупке сложных товаров и услуг, когда нужно не только закупить по меньшей цене, но и убедиться, что поставщик сможет выполнить условия тендера.

- Любая ИТ-система – это определенное ограничение. И мы сознательно на это шли всей страной в обмен на прозрачность, унификацию данных, простоту доступа. Да, заказчикам теперь будет не так удобно. Потому что это не бумага, на которой можно было писать и несколько раз исправлять.

Теперь ты не можешь определяться по ходу "Ой, я ж забыл, что стулья нужны не такие, а такие". Нужно четко определиться сразу, составить список критериев к поставщику: сколько должно быть опыта, сертифицированность и т.д. К самому предмету закупки: какой должен быть стул, насколько мягкий, чем проверен, какому стандарту соответствует.

стародубцев

Фото: novakraina.org

Часто пишут, что с помощью системы покупаешь самое дешевое. Да, ты покупаешь самое дешевое, но из того, что ты сам определил. Если ты написал просто "хочу машину" - то получишь, например, просто "Таврию". Если же ты указал, к примеру, большой объем двигателя, полный привод, объемный багажник – то получил бы соответствующее авто, опять же, по самой выгодной цене.

Кроме того, нельзя сказать, что все в закупках определяется исключительно по цене. Мы сделали в ProZorro функционал неценовых критериев, и основные неценовые вещи можно заложить, обозначить, но они все равно конвертируются в цену.

К примеру, если у поставщика опыт 10 лет и более, то к нему можно применить понижающий коэффициент. Допустим, если у него товар стоит 10 тысяч, то в аукционе он торгуется, допустим, как 9500. Все равно этот критерий приводится к цене, но функционал учета неценовых критериев и возможности купить лучше, но дороже, уже есть в ProZorro. Нужно просто уметь им пользоваться.

- Получается, надо учить чиновников?

- В плане обучения мы сделали очень много. Мы организовали специальную образовательную программу подготовки агентов ProZorro. Чтобы в каждом регионе был местный координатор, у которого все могли бы консультироваться.

Понимая, что у нас в системе госзакупок заняты более 150 тысяч людей, и мы всех face-to-face тренингами не научим, мы сделали большой онлайн-курс на бесплатной платформе Prometheus, и собрали там почти всю необходимую информацию, с хорошими преподавателями.

Мы также поддерживаем специальный информационный ресурс для заказчиков - Infobox.prozorro.org, где очень много ответов на вопросы, два хороших онлайн-курса, которые может пройти любой желающий. То есть, мы создали много ресурсов, где можно учиться. Было бы желание.

Сейчас мы создаем шаблоны для закупок большинства стандартных товаров, так называемые типичные спецификации, чтобы врач или учитель мог не мучиться и не писать заявку на закупку стульев "с нуля", а просто заполнить шаблон и заказать нужный товар.

Также это поможет мониторить необычные товары. Сегодня типичные спецификации на ряд товаров уже выложены на Infobox.prozorro.org

- Как те немецкие швабры, которые закупили по 2,5 тыс. грн?

- Да. Вот вопрос: почему вместо швабр по 100 грн в "Эпицентре" они купили такие дорогие? Хотя производитель и говорит, что это, собственно, не швабры, а более сложные клининговые системы, и цена на них вполне рыночная.

Но вопрос, почему именно такие швабры закупаются, уже выходит за рамки ProZorro, поскольку это вопрос определения предмета закупки. И тут нет однозначного ответа. Нужно ли экономить на закупке швабр для онкоклиники, где много пациентов со слабым иммунитетом? Или стоит вначале обеспечить общий уровень дезинфекции, сделать ремонт, а потом тратить деньги на дорогие швабры?

Главное, что эта история спровоцировала активную дискуссию в обществе, и это очень важно. А система ProZorro в данном случае сработала "на отлично": она сделала открытыми и доступными все данные по этому тендеру.

Наша задача – показать все факты максимально открыто. А уже задача контролирующих органов и правоохранителей, да и общества в целом – реагировать на них, контролировать и оценивать, насколько эффективно используются бюджетные средства. При этом на нас пытаются переложить не свойственные нам функции.

К примеру, предлагают, а давайте еще там какую-то гайку в ProZorro подкрутим, чтобы сложно было воровать. Но, может, стоит вначале прокуратуру с милицией починить, чтобы они занимались борьбой с воровством и коррупцией?

- В СМИ рассказывают о схемах обмана ProZorro…

- Все схемы обмана в госзакупках известны. Но, дело не в ProZorro, потому что систему обмануть практически невозможно: все документы, все ходы там зафиксированы и доступны любому желающему.

Если вы прописали предмет закупки, как с этой шваброй, под одного поставщика, то что сделает ProZorro? К вам просто не придут конкуренты – их нет физически. Но, в системе будет полная информация об этой закупке, специально для того, чтобы все остальные поставщики швабр могли задать вопрос закупщику – а почему заявка прописана именно так? И смогли оспорить такой тендер.

Поэтому здесь ProZorro реализовала свою функцию на 100% - она заточена на то, чтобы все навсегда оставалось публичным для всех.

- По-вашему, это легко отследить?

- Конечно, все тендеры в стране промониторить вручную невозможно. Сейчас Transparency International строит мониторинговый портал, который настроен уже на автоматизированную обработку данных тендеров. Это позволит данные всех наших 1,5 млн закупочных процедур в год пропускать через сложный фильтр. И то, что уже выдаст система мониторинга, можно будет изучать вручную.

Поэтому хочу обратиться ко всем активистам, представителям СМИ, просто сознательным гражданам. Мы сделали лучший в мире инструмент для анализа госзакупок: модуль аналитики.

Там легко можно найти интересующего вас заказчика – школу, в которую ходят ваши дети, больницу, в которую вы ходите лечиться. Просто откройте сайт и ради интереса посмотрите, что же они покупают, кто их поставщики. По каждому поставщику есть вкладка "Конкуренция", и можно посмотреть, как часто он выигрывает. Очень полезная информация, к примеру, для переговоров с врачами в поликлинике на предмет того, кто кому и что должен в этой жизни.

Надо, чтобы народ начал активно пользоваться этим инструментом для мониторинга закупок. У нас всегда была возможность выйти на Майдан, но пока мы туда не выходили, Янукович мог творить все, что хотел. Когда мы вышли – все закончилось. Так и здесь. Подотчетность власти должна быть реализована тем, что люди должны быть неравнодушными.

Источник: https://biz.censor.net.ua/r3010100
 
 
 вверх