Власть, Регуляторная политика, Финансы
  4084  0
Материалы по теме:

 Как спасти средства госпредприятий от "банкопада"

Максим Гардус

История двухлетнего вывода с рынка ненадежных финучреждений показывает: положить деньги госпредприятия в частный банк легко, а забрать непросто.

банка

Фото: dengi.ua

В Дельтабанке Николая Лагуна "сгорели" 9,3 млрд госпредприятий, в том числе – средства "Укрпочты", Приватбанк Игоря Коломойского год не отдавал 2 млрд "Укртранснафте", в "Киевской Руси" исчезли 240 млн грн "Угля Украины", в "Брокбизнесбанке" Сергея Курченко пропали 2 млрд грн Аграрного фонда.

Министр инфраструктуры Владимир Омелян упреждающей мерой считает перевод подведомственных предприятий на обслуживание в государственные финансовые учреждения.

Как пропадают деньги

Чем руководствуются чиновники и руководители госпредприятий, выбирая банк? Очевидно, что выбор финансового учреждения несет в себе коррупционные риски. Во-первых, привлечение средств в конкретный коммерческий банк выгодно финучреждению. Во-вторых, в случае ликвидации банка, средства вряд ли удастся вернуть.

Физцицам, в случае банкротства финучреждения, размещенные на депозитах средства в размере до 200 тыс. грн возвращает Фонд гарантирования вклладов.

Но, юрлица, вне зависимости от формы собственности, после ликвидации банка обычно не получат ничего. Обычно после "творческой деятельности" ликвидаторов с активами и выплат физлицам от банка часто не остается даже скрепки.

Характерная история произошла в марте 2015-го года. Тогда начались стихийные забастовки на государственных шахтах госпредприятия "Львовуголь".

По словам лидера Независимого профсоюза горняков Украины (НПГУ) Михаила Волынца, причиной забастовки шахтеров послужило то, что деньги, которые предназначались на выплату зарплат государственным угольным предприятиям, были перечислены на счет неплатежеспособного банка.

"Замдиректора ГП "Уголь Украины" Андрей Пивторак. Вся ответственность за финансы лежит на нем. Это он дал указание туда деньги загнать. Зная, что уже есть проблема, и в банке "Киевская Русь" зависли 40 млн грн, он дает указание перечислить еще 200 млн. Таким образом, 240 млн на прошлой неделе зависли", - рассказывал тогда Волынец.

Депутат от фракции "Народный фронт" Игорь Гузь, заявил тогда, что расследованием данного инцидента должна заняться прокуратура.

Но самое печальное в этой ситуации, что расследовать нечего. Ни одной нормы менеджер не нарушил. Ведь все банки равны, пока не ликвидированы.

О намерении закрыть именно этот банк НБУ угольщиков не уведомил – иначе бы это было бы утечкой инсайдерской информации.

Эта история не уникальна. Так, в Дельтабанке исчезли 9,3 млрд грн госпредприятий.

Среди них – подчиненная Мининфраструктуры "Укрпочта". ПАО "Аграрный фонд" потеряло 2 млрд грн в Брокбизнесбанке и 330 млн грн в РадикалБанке.

А еще на счетах "Укртранснафты" в Приватбанке зависло около 2 млрд гривен. Это решение в день увольнения принял бывший руководитель предприятия Александр Лазорко, ныне скрывающийся от правосудия за границей.

Есть ли ответственность за "неудачный выбор"

Перспектива привлечения нерадивого госменеджера к ответственности весьма туманна. Она зависит от того, чем было неудачное размещение: ошибкой или умыслом.

"Ситуация с переводом 240 миллионов гривен "шахтерской заработной платы" и размещением 410 миллионов гривен госпредприятия в проблемном банке является следствием ненадлежащего выполнения должностными лицами своих обязанностей по отбору банков. И может быть основанием для привлечения соответствующих должностных лиц как к дисциплинарной, так и к уголовной ответственности", - уверен управляющий партнер АО Suprema Lex Виктор Мороз.

"За потерю средств руководитель государственного предприятия может быть уволен, если им допущено однократное грубое нарушение законодательства или обязанностей, предусмотренных контрактом, в результате чего на предприятии наступили значительные негативные последствия – понесены убытки, выплачены штрафы. Ответственность руководитель будет нести только в том случае, если его действия будут содержать признаки уголовного преступления, что должно быть подтверждено соответствующим решением суда", - указывает партнер Адвокатского объединения "СК Груп" Юлия Курило.

"Неудачный выбор банка, повлекший утрату бюджетных средств или средств госпредприятия является халатностью и может вылиться в уголовную ответственность в виде штрафа. А если следствию удастся доказать умысел, то возможна другая квалификация. Например, растрата в особо крупных размерах, что влечет за собой лишение свободы на достаточно значительный срок – до 12 лет", - поясняет Виктор Мороз.

Таким образом, для применения уголовной ответственности за "неудачный выбор банка" директором госпредприятия, следствие должно доказать умысел, что на практике проблематично.

Критериев надежности почти нет

Может ли директор отличить надежный банк, основываясь не на интуиции и слухах, а на официальных критериях?

"У руководителей госпредприятий никаких критериев выбора банка по размещению депозита и обслуживания счетов нет. Этот вопрос пытался урегулировать Кабмин в 2010 и 2014 годах. Но сильное лобби НБУ и банков оставили проект постановлений не реализованным", - поясняет управляющий партнер адвокатской компании "Чудовский и партнеры" Игорь Чудовский.

Но, если директор ответственно относится к своей работе, то определенный набор несовершенных инструментов у него все же есть.

Все сделки госпредприятий проходят процедуру согласований и анализа рисков. Директор подписывает договор после проверки условий юрдепартаментом и экономистами. При тщательной подготовке к подписанию договора, можно установить эти риски.

"Можно, сделать запрос в НБУ о состоянии дел в банке и возможности введения в него временной администрации, - размышляет Чудновский. – Однако данные нормы нигде в законах не предусмотрены. Единственный закон, регулирующий покупку услуг – закон о публичных финансах. Но, он не регулирует отношения с банками. Тендер на определение банка по обслуживанию предприятия не проводится".

Другими словами, нет единой государственной политики, зафиксированной в каком-либо нормативно-правовом акте, по выбору банка для обслуживания интересов государственного предприятия или государственного органа.

"В каждом госпредприятии или ведомстве есть лицо, ответственное за анализ рисков, которое обязано учесть финансовые показатели банка. И в случае сомнительной репутации прекратить с ним сотрудничество, - считает управляющий партнер АО Suprema Lex Виктор Мороз.

Критерии для отбора банков существуют, но они ограничены узкими сферами применения.

"Критерии определены для выплаты заработной платы госпредприятием. Они определяются постановлением Кабмина №318 от апреля 2005 года и приказом Минфина №1086 от сентября 2010 года", - указывает юрист ЮФ "Кушнир, Якимяк и Партнеры" Оксана Гриша.

Критерий

Требуемый показатель

Активы банка

не менее 1% от активов всей банковской системы

Деятельность на банковском рынке

не менее 3 лет

Наличие облигаций внутреннего государственного займа

не менее 20% регулятивного капитала банка

Меры воздействия НБУ в виде ограничения, остановки, прекращения операций по причине выявления операций с повышенным риском и отнесением банка к категории проблемных или неплатежеспособных

не применялись на протяжении трех последних месяцев

Банк придерживается нормативов НБУ

три последних месяца

Фонд гарантирования вкладов физических лиц

участие

Фонд гарантирования вкладов физических лиц

отсутствие задолженности

Задолженность по оплате налогов и сборов

отсутствие

Санкции Украины, Евросоюза, стран-членов Организации экономического сотрудничества и развития

не применялись на протяжении 12 последних месяцев

С 2017 года к этим критериям добавляется еще один: более 10% общего количества эмитированных платежных карт должны составлять карты государственной многоэмитентной платежной системы, платежной организацией которой является резидент.

До апреля 2010 года существовало требование к предприятиям, которые находились в управлении Министерства промышленной политики – открывать счета и осуществлять все финансовые расчеты исключительно в госбанках. А к предприятиям, отнесенным к природным монополиям, выставлялись требования открытия счетов в государственных Укрэксимбанке и Ощадбанке.

"Но обязательность требования была отменена в 2010 году, а на замену выдан приказ Минпромполитики №202 от апреля 2010 года, который всего лишь рекомендует рассмотреть вопрос обслуживания в госбанках. Рекомендации относятся только к предприятиям, которые находятся в управлении Минпрома. Это означает необязательный характер таких рекомендаций, не говоря об отсутствии ответственности", - рассказывает Оксана Гриша.

Спасение – госбанки

Именно с желанием не допустить сгорания средств госпредприятий в банках-банкротах и связано желание министра инфраструктуры Владимира Омеляна перевести счета госпредприятий в госбанки.

Так, Омелян выступает за то, чтобы госпредприятие "Администрация морских портов Украины" держало свои средства на счетах в государственных банках.

"Мы всячески "пушим" их, чтобы они все держали в государственных банках, хотя с этим откровенно есть проблемы", говорил Омелян в июле в интервью "Экономической правде".

Часть средств госпредприятий в подчинении Мининфраструктуры находится на счетах в коммерческих банках. Какая это доля в общем объеме, министр не уточняет.

Принудительный перевод счетов госпредприятий в госбанки не у всех вызывает одобрение.

"Госбанки должны наравне со всеми соревноваться за деньги госпредприятий, - считает глава бюджетного комитета Общественного совета Минфина Тарас Козак. – Нужно усилить мотивацию менеджеров путем повышения их зарплаты. Также нужно прописать условия выбора банка: рейтинг не менее такого-то, уровень капитала, отсутствие проблемного статуса по классификации НБУ. Таких условий может быть 5-7. Это достаточно для обеспечения безопасности. Под эти критерии попадут 20-25 лучших банков. Это можно установить, например, постановлением Кабмина".

Очевидно, что создание такого документа займет некоторое время. А банки ликвидируются ежемесячно.

Министерство инфраструктуры еще с февраля 2016 года на связи с определением новых критериев для отдельных групп банков на 2016 год от 31.12.2015 г.

"С целью повышения эффективности и прозрачности в выборе банков для сохранения и эффективного использования средств госпредприятий, Мининфраструктуры поручало руководителям предприятий принять меры по эффективному отбору банковских учреждений, в которых будет осуществляться расчетно-кассовое обслуживание, - пояснила замминистра инфраструктуры Надежда Казначеева. - В частности, было рекомендовано пересмотреть финансовую политику предприятий, открыть и/или перевести счета в банки, которые согласно критериям НБУ входят в категорию банков с государственной долей, банков иностранных банковских групп и первой группы банков по уровню активов".

По словам чиновника, инструментарий у министра ограничен. По сути, министерство вообще не может вмешиваться в хозяйственную деятельность предприятий. Оно может лишь рекомендовать руководителям предприятий придерживаться определенной процедуры для сохранения госсредств, поскольку согласно п. 3 ст. 342 Хозяйственного Кодекса субъект хозяйствования имеет право самостоятельно открывать счета для хранения денежных средств и осуществления всех видов операций в банковских учреждениях.

Министру придется либо реанимировать постановление Кабмина 2010 года, позволяющее размещать средства лишь в госбанках, либо использовать неформальную власть и настойчивые рекомендации, чтобы не допустить потери средств.

По словам собеседника БЦ в министерстве, пока что Омелян идет по пути жестких неформальных рекомендаций.

"На сегодняшний день более 70% средств предприятий, подчиненных Мининфраструктуры, находятся в государственных банках, - уточняет замминистра Надежда Казначеева. – Средства на счетах в негосударственных банковских учреждениях хранятся под более высокие проценты, что позволяет предприятиям иметь дополнительный доход. В настоящее время проводится активная работа по сокращению доли средств в негосударственных банках и их диверсификации".

Источник: https://biz.censor.net.ua/r3009186
 
 
 вверх