IT
  5279  0

 Исполнительный директор Центра радиочастот: "Мы уже год не можем выбрать победителя по внедрению услуги смены оператора"

Татьяна Галковская

Один из руководителей Украинского государственного центра радиочастот Вадим Гулько рассказал, почему еще не все областные центры охвачены 3G, когда заработает система отслеживания краденых телефонов и нужно ли приватизировать Центр радиочастот.

гулько

Каковы перспективы развития связи третьего и четвертого поколения? Когда мы, наконец-то, сможем менять мобильного оператора без смены номера? Как можно легко и без дополнительных средств из бюджета снизить контрабанду мобилок и сделать их кражу бесполезной?

На эти и некоторые другие вопросы БизнесЦензор попросил ответить исполнительного директора Украинского государственного центра радиочастот (УГЦР) Вадима Гулько.

В 2018 появятся сети 4G

- Одним из драйверов развития телеком-индустрии сегодня является повсеместное внедрение 3G. Как вы прогнозируете дальнейшее развитие этих сетей?

- Украина очень долго ждала выдачи лицензий на этот стандарт. В результате мы на 10 лет отстали от развитых стран. На сегодняшний день мы выдали уже 12 тыс. разрешений на работу сетей стандарта 3G.

Это означает, что у нас в стране есть уже 12 тыс. базовых станций, через которые предоставляются услуги 3G. Планируется, что освоение областных центров операторы должны завершить до ноября нынешнего года. Уже на сегодня почти во всех областных центрах есть связь.

Проблемы по 3G остались в Запорожье, Житомире и Черкассах - там еще необходимо провести конверсию радиочастотного ресурса. Это зависит от спецпользователей, вооруженных сил, которые пока еще не позволяют операторам в полной мере реализоваться. Но, время еще есть.

- Так было же решение о конверсии частот, причем, еще тогда, когда только выдавались лицензии операторам?

- Был подписан план конверсии радиочастот, которым предусматривалось, что в некоторых областных центрах этот процесс может занять до трех лет. Но, во всех остальных регионах план по внедрению 3G активно реализуется.

- А когда вся страна, наконец-то, будет покрыта 3G-связью?

- Лицензионные условия предусматривают от 2 до 6 лет. И тут нужно учитывать, что это очень затратный для мобильных операторов проект. В лицензионных условиях обозначены требования, что за 18 месяцев необходимо покрыть все областные центры, а за 6 лет - всю Украину.

- 3G является основой для внедрения стандарта 4G, который у нас должен появиться, если не ошибаюсь, в 2017 году. Что сейчас делается в этом направлении?

- В 2017 году, согласно указа президента, мы уже должны говорить о продаже лицензий на 4G и сейчас проводится большая научно-исследовательская работа по возможности использования определенных полос частот. Если с 3G было немного легче, в том плане, что было известно, какие необходимы частоты, то по 4G это пока в работе.

Исторически так сложилось, что эти частоты заняты другими службами и технологиями, в том числе аналоговым и цифровым телевидением. Для этого исследования привлекли зарубежных специалистов, чтобы они сделали свою независимую оценку и на основе опыта внедрения этого стандарта в других странах, подсказали, как лучше это сделать.

Учитывая реализацию планов по 3G, у нас есть все шансы в 2017 году услышать о выдаче лицензий на 4G. И в 2018 году операторы уже смогут разворачивать связь четвертого поколения.

- Весь мир обсуждает уже перспективы развития 5G . Задумывается ли об этом Украина?

- Разумеется, но конкретизации по этому вопросу у нас пока нет.

Как "радио-няня" мешает операторам?

- Недавно СБУ рапортовало, что в Запорожье обнаружен и закрыт канал связи, который использовали российские спецслужбы. О чем тут идет речь?

- С тех пор, как у нас проводиться АТО, многие нарушения связаны с тем, что налаживается незаконная связь между ДНР/ЛНР и Россией в обход операторов, используя так называемый рефайл. В минувшем году по этой проблеме мы плотно сотрудничали с СБУ и МВД.

Рефайл - это незаконное вмешательство в работу телекоммуникационных сетей мобильных операторов. Ставится определенное оборудование, с помощью которого полностью подменяется маршрутизация международных звонков. При этом мобильные операторы теряют колоссальные деньги, которые идут в карман организатора такой схемы.

В случае с Запорожьем специального оборудования было всего навсего на 350 тыс. грн, однако прибыли преступников могут превышать миллионы гривен. Мы в таких случаях привлекаемся не как субъект контроля, а как экспертная организация, у которой есть оборудование, специалисты и протоколы которой могут представляться для доказательств в суде.

Такие работы по анализу телекоммуникационной сети мы проводим и по заказу операторов. Так, некоторое время назад нас привлекал "Укртелеком". И мы установили, что один из операторов вмешался в систему и нанес убытки компании. Мы провели измерения и предоставили документы, с которыми компания пошла в суд и выиграла его.

- В теме нелегального использования каналов связи есть еще другой аспект - ввоз в страну незарегистрированных устройств, которые могут мешать работе базовых станций. Что это за устройства и как вы с этим боретесь?

- Среди устройств, которые серьезно мешают работе базовых станций, есть, как ни странно, на первый взгляд вполне безобидные: например, "радио-няни". Казалось бы: "Как такое полезное устройство может мешать?"

А ведь не сертифицированные "радио-няни" работают в неразрешенных полосах частот и доставляют много хлопот. Только в этом году было более 350 обращений про устранение воздействия помех от незарегистрированных устройств.

В качестве еще одного примера можно привести помехи, с которыми столкнулись операторы мобильной связи, внедряющие 3G. Это помехи, которые создают для РЭС сети нового поколения владельцы радиотелефонов стандарта DECT 6.0. Частоты, на которых работают американские DECT - телефоны, совпадают с частотами для развития 3G. Поэтому их использование запрещено в Украине. К сожалению, владельцы радиотелефонов игнорируют требования законодательства, от чего, в первую очередь, страдают операторы мобильной связи и их абоненты.

УГЦР совместно с Национальной полицией и операторами проводят мероприятия по обнаружению и доступу к источникам радиопомех и по прекращению эксплуатации устройств. Информацию о выявленных устройствах мы направляем в департамент госнадзора НКРСИ и к собственникам зданий, на которых они установлены, владельцам устройств, а также в местные органы власти. При этом УГЦР расширил географию маршрутов работы спецстанций, которые выявляют нарушителей.

- Если мы уже заговорили об АТО, можете рассказать, как обстоят дела с трансляцией нашего телевещания на территорию т.н. ДНР/ЛНР и в Крым?

- Часть ответственности УГЦР в этом вопросе заключается в том, что он может сделать расчеты частот относительно возможности в той или иной точке строить нашу сеть как звукового, так и ТВ-вещания.

Сегодня по всей Украине, независимо от территории, большая занятость частот звукового и ТВ-вещания. Мы понимаем, что нам необходимо усиливать наше вещание и на оккупированной территории, и на территории ДНР/ЛНР. В то же время Международный союз электросвязи требует не создавать препятствий в работе станций в других странах. И прежде чем использовать ту или иную частоту, мы обязаны согласовать ее применение с нашими странами-соседями, т.е. провести международную координацию.

По состоянию на июнь мы уже установили возможность для вещания в зоне АТО более 60 частотных каналов передачи звукового и ТВ-вещания. А с начала АТО, благодаря нашим расчетам, в эксплуатацию уже введено более 50 телерадиовещательных передатчиков. Сейчас мы активно работаем в направлении Крыма и готовим просчет еще 10 частотных каналов в этом направлении.

Почему MNP нам "светит" не скоро?

- Еще одна тема, которая у всех на слуху - возможность менять оператора без смены номера. Учитывая, что вы являетесь администратором базы MNP, можете сказать, когда мы сможем воспользоваться такой услугой?

- Главная проблема - определить на конкурсе победителя, который будет реализовывать эту услугу. Но уже год мы не можем его выбрать. Многие окрестили этот процесс "мексиканским сериалом". Как только мы определяемся с компанией, тут же поступает жалоба на наше решение в различные инстанции и все начинается сначала. Сегодня весь процесс находится в судебных разбирательствах и до конкретного рассмотрения дело даже не дошло.

Вообще, мое личное мнение: в законе о госзакупках есть много пунктов об ответственности заказчика, но ничего не говорится об ответственности участника. Тогда бы количество успешных тендеров значительно выросло.

Есть недобросовестные компании, которые заходят на конкурс, демпингуют ценами, а потом, когда выигрывают, начинают говорить, что не все учли и надо повышать цену. Также процесс обжалования - у нас это может тянуться бесконечно. Очередное заседание было назначено на июнь, один из участников не пришел и попросил рассматривать без него, а второй захотел время на изучение материалов, суд посмотрел и перенес заседание на конец сентября. Поэтому сегодня даже победитель битвы экстрасенсов не сможет сказать, когда у нас будет MNP.

- Почему нельзя провести конкурс через Прозорро?

- С июля прошлого года УГЦР по собственной инициативе перевел все допороговые закупки на систему Прозорро. Это был хороший опыт - мы провели 25 аукционов и сэкономили более 225 тысяч гривен, но тендер по MNP мы не могли провести в этой системе, так как он относился к категории сверхпороговых закупок.

Согласно новому законодательству, с 1 августа мы все тендеры будем проводить в системе Прозорро. Однако, те торги, которые были начаты по старому законодательству, необходимо по нему и завершить.

Система борьбы с контрабандой и кражами "мобилок" сломана

- В УГЦР есть еще один "мексиканский сериал" - это история с кодами IMEI. Как сейчас работает система?

- Много вопросов к этой системе отпало в связи с изменениями законодательства в 2014 году, когда отменили разрешительную систему на ввоз оборудования, из-за чего система была полностью сломана.

Начиная с момента запуска системы (2008 год) УГЦР выдавал разрешения на ввоз импортерам на определенную партию телефонов. При пересечении границы на таможне проверяли соответствие партии телефонов - разрешению. Импортеры предоставляли перечень IMEI-кодов ввезенной партии оборудования, а сотовые операторы, в свою очередь, присылали полные списки IMEI-кодов, которые обслуживаются в их сетях.

Происходило сравнение двух массивов информации и те IMEI-коды, которым не находилось соответствие - заносились в список на отключение (так называемый "черный список"). Система позволяла эффективно контролировать легальность ввоза в страну устройств. Дальше планировалась работа с операторами, которые должны были обслуживать лишь те телефоны, которые не внесены в "черный список".

Оборудование у операторов для этих целей было закуплено. Предполагалось, что будет определена дата, после которой обслуживание всех телефонов, которые внесены в "черный список", прекращается. Таким образом, удалось бы решить вопрос с контрафактом, потому что пропал бы интерес провозить такой товар. Но….

Такая же ситуация с украденными телефонами. Сейчас можно перепрошить IMEI или поменять SIM-карту, продать украденный телефон и без проблем подключиться к любому оператору. Наша система могла бы полностью убрать интерес к кражам телефонов. Если IMEI не перепрошит, то человек сразу идет в полицию с документами на телефон, сообщает IMEI, который сразу попадает к мобильному оператору как украденный.

И оператор тут же может либо отключить его, либо сообщить полиции о местонахождении. А если код перепрошит, то при нормальной работе базы сразу обнаруживается новое устройство и возникает вопрос о его происхождении.

Главное, что эта система уже работала! По оценкам экспертов, на этом мы теряем миллиарды гривен. Ассоциация предприятий информационных технологий заявляет, что более 30% устройств с GSM-модулем проходят в страну мимо таможни. А это свыше 8 млн устройств приблизительно на 20 млрд грн.

- Вы как-то пытаетесь вернуть систему в "строй"?

- Да, в прошлом году народными депутатами был подготовлен соответствующий законопроект, но для его принятия не хватило голосов. Сейчас мы продолжаем работать в этом направлении и планируем вернуться к рассмотрению необходимого закона в Парламенте.

К слову, многие импортеры работают по этой схеме по своей инициативе - регистрируют ввезенную технику в УГЦР, чтобы показать покупателю, что телефон ввезен легально. Они неоднократно говорили, что должна быть процедура отключения, и что они готовы лучше платить по несколько гривен УГЦР за регистрацию, чем терять миллионы на контрабанде.

Зачем приватизировать УГЦР?

- В последнее время ведутся разговоры о приватизации вашего предприятия. Чья это идея?

- Подготовлен законопроект, который сегодня рассматривается в Минэкономразвития. Была идея минимизации госпредприятий, но мы сейчас работаем с министерством в направлении того, чтобы нас перенесли к предприятиям, которые вообще не могут быть приватизированы.

- Почему вообще УГЦР попал в этот список? Это связано с финансовыми показателями?

- Наше предприятие не убыточное, оно эффективно работает без копейки бюджетных денег, выполняя при этом очень важные функции. Например - присвоение радиочастот, принятие мер по устранению источников радиопомех, для штаба АТО и т.д.

Об этом свидетельствуют результаты двух международных аудитов. За 2014 год аудит проводила компания из "большой четверки" KPMG Audit, а за 2015 - не менее известная PricewaterhouseCoopers. Два года подряд УГЦР получает наивысшее безусловно-положительное заключение. Более того, в прошлом году мы перечислили в бюджет страны более 157 млн грн налогов.

Есть еще вариант корпоратизации, то есть сделать нас акционерным обществом с акциями, принадлежащими государству. Это первый шаг к возможному перераспределению акций и в итоге мы можем столкнуться с интересной ситуацией, когда будем осуществлять радиочастотный мониторинг мобильного оператора, который будет нашим акционером.

Этого, на мой взгляд, нельзя допустить. Радиочастотный ресурс - это стратегический ресурс государства и полностью государством должен распределяется и контролироваться.

Источник: https://biz.censor.net.ua/r3007927
 
 
 вверх