Власть, Энергетика, Коррупция
  6233  0

 Сергей Тищенко: "Кого сегодня напугаешь уголовным производством?"

Сергей Головнев, Юрий Винничук

В интервью БизнесЦензор Сергей Тищенко рассказал, почему нефтепродукты Курченко реализовывала его компания, каким бизнесом сегодня владеет и перечислил теневые схемы, которые сегодня существуют на рынке нефтепродуктов.

тищенко

Фото: Кирилл Тигай

Бизнесмен Сергей Тищенко - человек мало публичный. Широкую известность он приобрел осенью 2014 года, когда государственное предприятие "Укртранснефтепродукт" передало его компании "Укройлпродукт" нефтепродукты с нефтебаз Сергея Курченко, конфискованные в рамках уголовного дела.

ГП получило эти нефтепродукты по решению Приморского суда Одессы.

"Украинская правда" сообщала, что нефтепродукты ГП "Укртранснефтепродукт" продало по заниженным ценам "Укройлпродукту", который реализовывал его уже другим нефтетрейдерам.

Средства от продажи нефтепродуктов аккумулировались на счетах "Фортуна-банка", который принадлежит Тищенко.

Тищенко - давний знакомый депутата от Народного фронта, который возглавляет Комитет Рады по обороноспособности. В интервью БизнесЦензор бизнесмен подтвердил, что отец Пашинского был директором школы, в которой они учились.

В мае 2015 года Генпрокуратура открыла уголовное производство по факту незаконной продажи топлива и обвинила менеджмент госпредприятия в нанесении ущерба государству.

Позже руководство "Укртранснефтепродукта" сменили. Новым руководителем стал Александр Горбунов, который до этого работал директором по вопросам строительства АЗС в компании "Фактор" Тищенко.

В мае программа "Схемы" ("Радио свобода") выпустила сюжет, где влиятельный депутат от БПП Александр Грановский, который курирует вопросы, связанные с судами и прокурорами, встречался с Тищенко в БЦ "Леонардо".

После этого бизнесмен обратился в редакцию с инициативой организовать интервью, чтобы развеять, как он сам выразился, "многочисленные инсинуации".

В интервью БизнесЦензор Сергей Тищенко рассказал, почему нефтепродукты Курченко реализовывала его компания, каким бизнесом сегодня владеет и перечислил теневые схемы, которые сегодня существуют на рынке нефтепродуктов.

- С какой целью вы встречались с народным депутатом от БПП Александром Грановским в бизнес-центре "Леонардо"?

- У нас была частная встреча. Это сейчас Грановский - политик, а раньше занимался бизнесом. Мы ж нефтяники, работаем в одном поле.

- Грановский тоже нефтяник?

- Он с Андреем Адамовским работал ( Адамовский был совладельцем сети АЗС "Вик Ойл" - БЦ ).

- Вы ж е понимаете, как это все выглядит? Сюжет программы "Схемы" на "Радио свобода" был посвящен тому, что он имеет влияние на прокуроров и судей. А вы фигурируете в уголовном производстве прокуратуры…

- Вы хотите сказать, что я к нему обратился как к "крестному отцу судебной власти"?

- Да. После истории с нефтепродуктами Сергея Курченко, которые вы купили у государственного предприятия "Укртранснефтепродукт", было открыто уголовное производство. А тут вы общаетесь с Грановским.

- Моя встреча с Грановским, повторяю, носила сугубо частный характер. Он не лоббирует наших интересов.

- Раз вы с ним общаетесь, то знаете, какое он имеет влияние?

- А какое он имеет влияние? Ну, как депутат, очевидно. Я не знаю, какое и на кого он имеет влияние, это не мое дело, я не хочу обсуждать Грановского.

- Хорошо. Как вашей компании "Укройлпродукт" удалось стать реализатором нефтепродуктов Сергея Курченко?

- Чтобы было понятно, как и почему именно мы купили эти нефтепродукты, расскажу предысторию - кто мы и откуда появились. В 2005-2008 годах, когда президентом был Виктор Ющенко, " Фактор " был одним из самых крупных импортеров нефтепродуктов в Украине.

- А откуда вы взяли капитал, чтобы стать крупным импортером?

- В то время мы уже более десяти лет были на рынке нефтепродуктов. У нас первая прокачка по Новоград-Волынскому нефтепродуктопроводу была еще в 1995 году. Мы тогда занимались экспортом сахара, заодно ввозили из России и поставляли на сахарные заводы нефтепродукты и ГСМ. Нас нефтяники тогда называли " сахарниками ".

тищенко

Фото: Кирилл Тигай

- А что изменилось с приходом Ющенко?

- 2005 год был фундаментально "красивым" годом для бизнеса. После Оранжевой революции западные инвесторы, поверив Ющенко, начали вкладывать деньги в украинский бизнес. Было очень дешевое западное финансирование. Причем, кредитовали всех.

Не было ни "схем", ни контрабанды, ни контрафактного бензина. Рынок был прозрачным. У нас было открыто финансирование и на Западе, и в Украине. Мы ввезли более миллиона тонн нефтепродуктов, заработали на каждой тонне 20 долларов и абсолютно нормально себя чувствовали на рынке.

Так было, пока не пришел Виктор Янукович, и некоторые участники рынка получили особые преференции в ущерб остальным. В 2010 году таким участником рынка была компания "Ливела" (ввозила крупные партии нефтепродуктов без уплаты акцизов - БЦ).

В 2011 году это был Николай Злочевский (министр экологии в правительстве Николая Азарова, владелец газодобывающих компаний под брэндом Burisma - БЦ ) на Феодосийской нефтеперевалке.

В 2012-2013 годах появился уже Сергей Курченко (его компании везли крупные объемы контрабандных нефтепродуктов в режиме "оборванного транзита" - БЦ).

- Так Злочевский же не сам был. Считалось, что руководил схемой Андрей Клюев.

- Понятно, что Злочевский выполнял чисто техническую функцию. Бенефициаров схемы на Феодосийской нефтеперевалке я не могу комментировать. Злочевский точно такой же бизнесмен, как и я. Он человек бизнеса, а не человек политики.

Когда пришла команда Януковича, то мы начали потихоньку уходить с рынка.

- А чем вы занимались во времена Януковича?

- Мы свою деятельность практически свернули, уменьшили объемы импорта до 10%. Развивали другие направления: инвестиционные проекты, розницу - заправки газовые - метановые и несколько бензиновых АЗС.

В августе 2011 года мы завезли 150 тысяч тонн нефтепродуктов, когда акциз поднимался. У нас тогда были прямые контракты с производителями: "Газпром Нефтью", "Лукойлом" ("Литаско"). Танкеры стояли на рейде в Феодосиии 3-4 месяца. Нас просто не пускали на нефтеперевалку. Наши убытки тогда составили $17-20 млн.

После этого мы приняли решение уйти из крупного опта, ввозили только для своих заправок дизель и белорусский бензин. У нас небольшое количество АЗС. В основном мы развивали газовые (метановые) заправки.

Когда я в 2014 году вернулся в Украину, то мы оказались единственной компанией, которая не работала с Курченко. Все остальные операторы рынка два-три года работали с ним.

- И тогда, в 2014 году ваша компания "Укройлпродукт" занялась продажей конфискованных нефтепродуктов Курченко?

- Потому, что ни одна компания не хотела к этим нефтепродуктам даже прикасаться. Рынок был так тесно связан отношениями с Курченко, так консолидирован вокруг его схем, что ни одна компания не захотела брать на себя такую ответственность (реализовать эти нефтепродукты - БЦ).

Когда мы начали их продавать, условно говоря, продали первую тонну, нам приходилось обзванивать все компании, убеждать их, давать им личные гарантии, что с нефтепродуктом все в порядке, акциз уплачен, налоговый кредит будет. Ведь тех, кто сотрудничал с Курченко, начали в тот период лишать налогового кредита, люди теряли огромные деньги.

Рынок жил в состоянии неопределенности, был турбулентным. Никто не понимал, будет ли принят закон о "налоговой амнистии". Этот закон о налоговом компромиссе пролоббировал Курченко. Но это никакой не налоговый компромисс, это была налоговая амнистия.

Что сделал Курченко? Он декриминализировал, практически легализировал контрабанду. С его подачи убрали из УК Украины статью 201. Сегодня за контрабанду нет никакого срока, есть только административный штраф. Сегодня контрабанда не является уголовным преступлением.

тищенко

Фото: Кирилл Тигай

- Кто покупал нефтепродукты Курченко? Знаем, что сеть ОККО покупала.

- Не только. Просто ОККО была первой компанией, которая купила. В тот период времени все боялись покупать этот продукт. У всех были хозяйственные отношение с Курченко, и они боялись претензий с его стороны: "Ты со мной три года с одной тарелки ел, а теперь покупаешь отобранный у меня актив".

На рынке между участниками складываются определенные отношения. Мы были единственными, у кого перед Курченко не было моральных обязательств.

Поймите, реализация этих нефтепродуктов шла с трудом и до сих пор не закончена. Какие б там инсинуации не возникали по этому поводу, сегодня, спустя два года, "Укртранснефтепродукт" еще не все реализовал. Если не ошибаюсь, 30% еще не продано.

Говорят, что стоимость была занижена и приводят общий объем, умноженный на рыночную стоимость бензинов. Это абсолютно некорректно, там светлых нефтепродуктов было всего 20-30%. Остальное - сырье, требующее переработки: сырая нефть, вакуумный газойль, нефтехимия. Если говорить о цене, то не мы ее определяли, а профильное государственное предприятие МАСМА, которое провело анализ и оценку нефтепродуктов.

- То есть "Укртранснефтепродукт" не занимался реализацией этих нефтепродуктов сам, поскольку все боялись их покупать. И поэтому привлекли вас?

- Игрокам надо было давать гарантии. Вам госпредприятие никаких гарантий не даст. Игроков мало - 20-30 компаний, все напуганы. И все хотят гарантии, что будет налоговый кредит, что акциз уплачен. Такие гарантии я им давал лично.

Мы неоднократно говорили о том, что надо ввести электронную акцизную накладную и создать единый реестр акцизных накладных. Ввозит импортер нефтепродукты, уплачивает ввозной акциз и это регистрируется. Реализует горючее, дает покупателю акцизную накладную, и это также регистрируется.

То есть, если первый (импортер) не заплатил акциз, то у последнего покупателя появятся акцизные обязательства.

В прошлом году было много контрабандного топлива. Сегодня его значительно меньше. Но на рынке появились другие методы ухода от налогов - продажа за "кэш".

- Объясните.

- Помните, в 90-е годы стояли на трассах люди с канистрами или даже бензовозы? Продавали топливо за наличку. Почти то же самое происходит и сейчас, только вместо канистр - блок-пункты сельхозпредприятий или мини-заправочные комплексы автопредприятий.

Такие кустарные автозаправки пятипроцентным акцизным налогом с розницы не облагаются, ведь они якобы используют топливо исключительно для собственных нужд. На самом же деле они заправляют не только собственный автопарк, но и пришлые автомобили, причем, массово.

Если мы посмотрим динамику продаж крупных сетей, то мы увидим, что продажи дизельного топлива резко снизились. Эта часть продаж ушла в тень. По моему мнению, в "тени" сейчас примерно 50% продаж дизеля.

тищенко

Фото: Кирилл Тигай

- Директор ГП "Укртранснефтепродукт" Александр Горбунов ранее работал в вашей компании "Фактор". А деньги от продажи нефтепродуктов Курченко аккумулировались на счетах в вашем банке "Фортуна". Как это объяснить?

- Да, он раньше работал в "Факторе". Что здесь такого? Это абсолютно нормально. Он в 2014 году от нас ушел, работал в другой компании. А "Укртранснефтепродукт" возглавил в 2015, уже после того, как мы купили эти нефтепродукты. Горбунов же не пошел в "Укргаздобычу" или "Нафтогаз", где можно на потоках сидеть.

Он пришел на поле конфликта. Найдите мне человека, который пойдет на конфликт с теми игроками, которые консолидировались при режиме Януковича.

"Укртранснефтепродукт" не получил никаких бюджетных преференций. Что у него было на балансе? Две заправки и одна нефтебаза. Но вы посмотрите, что было сделано за два года.

"Укртранснефтепродукт" не "пилит" бюджет, не выводит деньги в офшор, он взял Одесский НПЗ на баланс, сохранил его, платит людям зарплату. Вместо того, чтобы сказать: "Молодцы, ребята", поддержать это госпредприятие, ему вставляют палки в колеса, в чем-то обвиняют.

Я знаю, что они сегодня готовят завод к запуску. Этот завод нужен Украине, с точки зрения диверсификации рынка, энергетической безопасности. Нам нужна своя нефтепереработка. У нас 40 миллионов населения. Мы должны быть независимы от импорта нефтепродуктов. Я считаю, что нужно стимулировать отечественного производителя, введя ввозные пошлины на светлые нефтепродукты.

- У нас уже есть пошлины на импорт автомобилей, чтобы поднять свой автопром, но его, спустя, много лет, так и не появилось.

- 6,5% - это не существенная пошлина. Свою нефтепереработку нужно поднимать. В Украине было шесть НПЗ, но сейчас работает только один. Мы должны иметь возможность покупать нефть и перерабатывать ее.

У нас (группы "Фактор" - БЦ) есть в Полтавской области небольшая нефтедобыча. Мы сейчас с трудом эту нефть продаем. Три раза у нас отзывали лицензию при Януковиче. Сейчас начинаем потихоньку инвестировать.

- Кому же вы нефть продаете?

- На рынок, нескольким игрокам. До того, как не было акцизной накладной, таких было 20 игроков. Это были "самовары", которые варили контрафактный бензин. Сейчас Кременчугский НПЗ покупает и в Харькове есть маленький НПЗ, который тоже покупает.

- А вы бы купили Одесский НПЗ?

- С такой политикой правительства, я бы не покупал. Купил бы совместно с государством, в партнерстве. Если бы мне гарантировали нормальные условия работы, сказали: "Ребята, вы покупайте, а мы, со своей стороны, сделаем вот это и это", то, конечно, купил бы.

Если суд примет решение этот завод конфисковать в пользу государства, и государство выставит его на торги, то пусть его купят. Все равно кто - Тищенко, Коломойский, ОККО. Без разницы. Но от правительства должны быть гарантии в виде преференций по нефтепереработке.

- На какой стадии сейчас уголовное производство относительно продажи нефтепродуктов "Укртранснефтепродукта", которые реализовывал "Укройлпродукт"?

- Откуда я знаю? Я этим вообще не интересуюсь. Кого сегодня напугаешь уголовным производством? Я знаю, что "Укртранснефтепродукт" заплатил акциз и НДС.

Вы знаете, сколько было нефтепродуктов Курченко в Украине, когда он уехал в Россию? 240 тысяч тонн фигурировало в уголовном деле. А задайте вопрос, почему "Укртранснефтепродукту" передали только 40 тысяч тонн нефтепродуктов и 60 тысяч тонн нефтепереработки? Где еще 140 тысяч тонн?

- И где еще 140 тысяч тонн?

- Украли! В прямом смысле слова. Вот это надо было сделать предметом расследования, а не легальную сделку купли-продажи, с которой уплачены все налоги.

- В середине 2015 года Минэнергоугля заявляло, что "Укройлпродукт" получил отсрочку платежа на два года за проданные рынку нефтепродукты Курченко. Зачем компании отсрочка?

- Попросили рассрочку платежа, потому что реализации не было. "Укройлпродукт" частично рассчитался с "Укртранснефтепродуктом", 400 или 500 млн грн заплачено.

тищенко

Фото: Кирилл Тигай

- Сегодня контрабанда нефтепродуктов в Украине есть?

- В 2014-2015 году мы фиксировали всплеск контрабанды нефтепродуктов в южных областях. В прошлом году общественные активисты, МВД и фискальная служба проводили совместные рейды. Тогда в портах "Очаков" и "Скадовск" были арестованы наливные суда с контрабандным топливом и несколько бензовозов, вывозивших топливо из порта "Очаков".

В гавани Херсонской нефтеперевалки пограничники задержали российский танкер, котор ы й участвовал в контрабандных схемах Курченко. А потом эти аресты были сняты судебными решениями.

Контрабанда и сейчас идет через порты на Юге: Очаков, Николаев, Измаил, Килия, Скадовск, Херсон. Сегодня ее меньше, чем в 2014-2015 гадах, но она все равно есть.

Приходит в порт судно, растаможивает небольшую часть груза и под этот же индоссамент груз завозится еще и еще. Как правило, все происходило так: стоит в нейтральных водах большое наливное судно, к нему подплывает буксир и берет 1000 тонн с оформленными таможенными документами. А потом сливается на берегу и еще 20-30 раз ездит заливаться с теми же документами.

Свято место пусто не бывает. И в 2014 году, и в 2015 году в контрабандных схемах появились другие игроки, на некоторых имел влияние тот же Курченко, находясь уже в Москве.

- А кто ему помогал? Сам же он этого не мог делать из России.

- Поймите, рынок нефтепродуктов - это отношения. Есть определенное лобби, цеховая солидарность. Тем более, много задолженности зависло между Курченко и игроками рынка.

Что необходимо сделать, чтобы не было контрабанды? Первое: вернуть в Уголовный кодекс 201 статью. Второе: нужно создать акцизные посты по южному побережью. Третье: необходимо ввести акцизную накладную и закрыть вопрос розничного акциза.

Если мы хотим поднять переработку, то нам надо ввести пошлину на светлые нефтепродукты не нарушая нормы ВТО - в размере 6,5% на импорт.

тищенко

Фото: Кирилл Тигай

- По-вашему, реализация вашей компанией нефтепродуктов Курченко и ваша дружба с главой парламентского комитета по нацбезопасности и обороне Сергеем Пашинским не является конфликтом интересов?

- Пашинский - мой земляк и товарищ. Коростень - город небольшой. Его отец был директором школы, в которой мы учились. Конечно, было бы неправильно, если б я поставлял нефтепродукты государству и на этом зарабатывал бы, если бы сказал бы ему: "Слушай, давай пилить с бюджета".

Но этого нет. "Фактор" не лезет в бюджет, не поставляет нефтепродукты на Минобороны или на железную дорогу. Мы занимаемся бизнесом.

- Какие еще бизнес-активы включает в себя группа компаний "Фактор"?

- В Коростене у нас есть завод "Химмаш". Существует несколько инвестпроектов. Раньше инвестировали в строительство, сейчас из этого бизнеса потихоньку выходим. Есть банк. Есть добыча нефти. Есть еще инвестиционный проект по строительству элеватора.

- На чем специализируется ваш банк?

- Когда мне задают такой вопрос, я отвечаю: у банка стратегии нет. Мы не можем прогнозировать завтрашний день. Сегодня ни у одного банка нет стратегии. Может быть, у больших, системных есть. И то, у большинства сегодня стратегия заключается в том, чтобы продать активы. Все хотят бежать отсюда.

- Экспортом занимаетесь? Например, "Галнафтогаз" входит в десятку крупнейших экспортеров масла. Так они минимизируют НДС и уменьшают валютные риски по основным видам деятельности.

- То, что ОККО или WOG экспортируют, это нормально. Сегодня у экспортеров масла просят откаты до 20-30% за возмещение НДС. Они экспортируют, поскольку доходность на заправках минимальная. Если сегодня работаешь на заправке по-честному, то 20-30 долларов на тонне зарабатываешь. Каждая наша заправка приносит до 5 тысяч долларов прибыли в месяц. Это не та прибыль, которая была в 2006-2007 году.

- Какие объемы нефтепродуктов импортируют ваши компании?

- Сейчас мало - 10-15 тысяч тонн в месяц. Везем из Беларуси. Небольшие партии морем импортировали в 2015 году через Херсонскую нефтеперевалку. Мы были первыми, кто завез объемы через эту перевалку. Она простаивала, ее не использовали, боялись Курченко. Сейчас там другие игроки работают.

- Купили б эту перевалку?

- Это сложный актив. Там железнодорожного налива нет. Все можно продать и купить. Зависит от цены: если она будет миллион долларов, то куплю. А за 20 млн долларов - нет смысла.

Источник: https://biz.censor.net.ua/r3005727
 
 
 вверх