Ритейл
  3567  0
Материалы по теме:

 Герои бизнеса. Николай Воробченко: "Теперь я не только бизнесмен и депутат, но и настоящий боевой гинеколог"

Оксана Полищук

Как продавец бытовой техники из Александрии прошел АТО в качестве военврача и избрался депутатом городского совета.

воробченко

"По возвращению из армии выяснилось, что за время моего отсутствия наша семейная фирма, которой я руковожу уже более двух десятков лет, задолжала государству около 20 тысяч гривен налогов. Это примерно столько же, сколько мне выплатили в качестве дембельского "выходного" пособия. Пришел из армии, получил деньги и, как добропорядочный бизнесмен, тут же отдал все государству. Одним словом, заработал "каратель", - смеясь, начинает свой рассказ предприниматель Николай Воробченко, предприниматель из города Александрия Кировоградской области.

Он - бывший медик, волею судеб ставший довольно успешным предпринимателем в родной Александрии. Принципиально не стал увиливать от мобилизации в 2014 году.

Кстати, Док (такой позывной он получил на фронте) не слишком-то иронизирует по поводу своей принадлежности к "хунте". Имя Николая действительно занесено во вражеские базы данных, как начмеда одной из "карательных" частей ВСУ в Попасной Луганской области.

Благополучно отдав Родине долг, через год с хвостиком бизнесмен Воробченко вернулся домой целый, невредимый и умудренный новым жизненным опытом.

Врач, торгующий бытовой техникой

Семейный бизнес Воробченко "родом" из 90-х. Начинался он, также как и у тысяч других украинских семей - с примитивного челночества.

Когда начался всеобщий развал в начале 90-х, родители ушли на пенсию. Семья как только не пробовала зарабатывать. Перепродавали фрукты-овощи по ближнему "СССру", торговали какой-то бытовой мелочевкой на местном базаре, организовывали мелкотоварное сельхозпроизводство и т.д.

Отец Николай Иванович в советское время был директором шахтостроительного управления. Александрия располагается в бассейне крупного месторождения бурого угля. Человек в городе известный. А поскольку горнодобывающая отрасль и градообразующие предприятия тоже терпели крах, то ему пришлось тянуть все эти "базарные" хлопоты на своих плечах. Сыновья - старший Святослав и Николай-младший - помогали.

В 1995 году, благодаря финансовой и организационной поддержке друга семьи, коммерческого директора оптовой компании по импорту, Николай Иванович занялся торговлей крупной бытовой техникой. Через некоторое время Воробченки открыли первый магазинчик в Александрии.

"В 97-м году я, закончив интернатуру после Днепропетровского медицинского института, пришел на работу в Александрийскую районную больницу акушер-гинекологом. До 2002 года включительно работал и параллельно помогал отцу развивать бизнес. Приходилось в перерывах между поликлиническим приемом и дежурствами в больнице мотаться за товаром в Днепропетровск, заниматься логистикой, поставками. Когда товарный поток и бизнес стали стремительно нарастать, пришло время сделать выбор. И я ушел из медицины. Наверное, в чем-то жалею, потому что больница снится до сих пор, - говорит Николай.

На самом деле он, как большинство успешных бизнесменов, вспоминая подобные переломные моменты в своей жизни, слегка кокетничает. В настоящее время торговый центр "Континент", возглавляемый Николаем, является одним из самых крупных в городе. Николай и его родители неплохо зарабатывают, много путешествуют по миру.

В апреле этого года магазин Воробченко стал первой региональной франчайзинговой площадкой для торговой сети Comfi. Пилотный проект с национальной сетью такого масштаба - серьезный шаг в дальнейшем развитии провинциального бизнеса. Нюансов много, говорит Николай. Но когда они совместно с партнерами отработают четкое взаимодействие, то можно надеяться на успех.

"Людям нравятся раскрученные торговые марки и бренды национального масштаба. Не единичны случаи, когда люди просто боятся покупать технику более дешево, опасаясь подвоха. Поэтому приходится искать новые методы продвижения",- уверяет бизнесмен.

Боевой гинеколог

"В Александрии пока я единственный предприниматель, который, будучи по местным меркам обеспеченным человеком, ушел воевать по призыву. Более того, когда я вернулся, то налоговики пребывали в ступоре, не зная, как меня "оформить". Дело в том, что официальную повестку мне вручили весной 2014-го, в самый разгар военных действий на Донбассе. А потом в суете просто перезванивали сверяя и "отправляя" в армию в общей сложности раза четыре.

"Первый раз военкома смутила моя медицинская специальность. Слышал обрывки телефонного разговора о себе в военкомате: "Что! Офицер-медик? Давай его быстро сюда. Кто? Гинеколог?! Этого еще не хватало! Меня же коллеги-военкомы засмеют!..".

Второй и третий раз что-то не складывалось с отправкой. Наконец, в феврале 2015 года меня призвали в ряды ВСУ. После месячных курсов для медиков под Житомиром я попал на фронт в Попасную. Конечно, все очень переживали - родители, семья. Да и я сам, признаться, тоже. Никогда не думал, что придется идти на реальную войну - свою военную кафедру в студенчестве нагло прогуливал…

До сих пор некоторые знакомые и друзья недоумевают, почему я не откупился. А ведь стоило только пальцем пошевелить. Честно говоря, было бы стыдно перед своими детьми, людьми… Да перед самим собой! Я так решил: призовут - пойду".

По-братски

В особенности, новостью были шокированы сотрудники фирмы. Они боялись, что с уходом собственника отлаженному бизнесу придет конец, и они потеряют работу. Но беспокоились зря. Николая в бизнесе подменил его старший брат Святослав. Тоже предприниматель (кстати, бывший военный связист), проживающий и работающий нынче в Киеве.

На период участия брата в АТО он фактически переехал в Александрию, где вместе с отцом взял на себя оперативное управление фирмой.

воробченко

"Мы с Николаем очень разные люди по натуре. Там, где он видит стакан наполовину полным, я зачастую, наоборот, вижу его наполовину пустым. Мы с детства дополняли друг друга. Не без того, чтобы спорить и выяснять, кто прав, но до драк не доходило", - рассказывает Святослав.

"Не подумайте, что мы вот такие идеальные пацаны. У нас не все и не всегда было гладко - как во всякой семье бывают терки между братьями. Если мое военное прошлое сделало из меня человека, крайне щепетильно относящегося к порядку, то медицинское прошлое Николая превратило его в меру циничного, но все-таки доброго "айболита". Правда, после АТО он несколько изменился - стал более жестким, что-ли..."

"Да-да, там, где я вижу какой-то повод для оптимизма, Слава ищет подвохи и говорит мне: "не обольщайся", - поддакивает Николай. - Я, как человек более мягкий, готов идти на уступки, а Слава нет. К примеру, когда мы вели переговоры с Comfi, то часто между собой ругались. У нас были очень серьезные внутренние разногласия, но когда Слава и отец ехали без меня на переговоры, и противоположная сторона заявляла, мол, Коля уже пообещал, договоренности принимались безотказно. Мы одна предпринимательская семья, ведем бизнес совместно. И если кто-то из нас троих что-то от нашего имени пообещал, то любое решение мы все поддержим".

Подхватив дело своего брата, Святослав помимо того создал вокруг себя волонтерскую группу, которая на протяжении всего периода службы Николая по мере возможности опекала его подразделение материально.

"Все получилось спонтанно - надо было помочь, кинул клич в F ace b ook . В итоге по самым скромным подсчетам, в группе было задействовано в общей сложности около 100 человек - близких, родных, знакомых, весьма далеких, виртуальных и даже анонимных помощников: александрийцев, киевлян - всех и не упомнишь", - говорит Слава.

Посылки обычно составляли несколько коробок общим весом от 50 до 150 килограмм - необходимые в военном быту вещи, домашнюю снедь, медикаменты, предметы гигиены, одежду и многое другое. Вплоть до стиральных машин и запчастей к автомобилям. Слава все это собирал, упаковывал и передавал на фронт, подходя к этому по-военному тщательно и педантично. Фотоотчеты о передачах выкладывал в Фейсбуке.

Родной брат в тылу прикрыл меня в полном смысле этого слова - бизнес, магазины, волонтерская помощь. Без Славы и остальных членов нашей большой семьи, без наших знакомых и незнакомых друзей, непонятно, чем бы все это закончилось. Вы не представляете, насколько важна нам была там, на войне, поддержка волонтеров? Когда приходили посылки со всякими вкусняшками, домашней выпечкой - это были самые счастливые моменты".

Со своим уставом

Больше всего, пожалуй, предпринимательскую натуру Николая в период службы поразила армейская безалаберность. И крайне нервировал неформальный армейский принцип "я начальник - ты дурак".

"Я буквально на каждом шагу замечал, как можно, не напрягаясь и не тратя особых усилий и средств, улучшить армейский быт, сделать процессы более эффективными. Я всего лишь старший лейтенант, но глядя на окружающую действительность глазами предпринимателя, понимал в организации лучше любого полковника и пытался наивно подсказывать. А они смотрели на меня, как на дурачка. Помните, ту злополучную ситуацию с полигоном Широкий Лан, когда бойцы на учениях утопали в раскисшей ноябрьской грязи в 2015 году? Это был настоящий ад! Да если бы мне дали возможность заняться решением проблемы, я бы за полдня организовал эшелон щебенки или ракушняка, еще бы за день организовал постройку бани!

Армия - это совершенно другой мир, который нельзя ни с чем сравнить в обычной жизни. Демократические институты в армии, понимаю, не должны работать. Принципиально. Если бойцы начнут обсуждать, идти им в атаку или нет, то толку не будет. В бизнесе в определенные моменты существует потребность подчинения, но она все равно не настолько жесткая.

По моему убеждению, нынешняя армия - это бетонная структура, которую переделать невозможно. Надо просто строить новую, с нуля. При нынешних технологиях многие задачи в ней можно решать по-другому - быстро и эффективно. Косность, бестолковость и дебилизм в нынешней армии пока не изжить.

К примеру, был у меня такой случай. Звонит начальник соседней поселковой больницы. Говорит: "Приезжай, здесь один ваш "герой" отметился". Приезжаю. Сидит в кабинете врача запухшее синее чудо с носом набекрень. И происходит у нас такой диалог.

- Что случилось. Почему нос поломан?

- В окоп упал…

- Понимаю, что в окоп упал. Где нос-то сломал?

- Ну, стоял на посту выпивший…

- И?

- Приехали какие-то военные...

- И?

- Достал гранату, напугал их, чтобы они уехали…

- Уехали?

- Да…

- Так, а нос почему сломан?!.

- Они на следующий день вернулись.

Вот вам качество самого ценного, что есть в армии - человеческого ресурса! Мы, бизнесмены, пытаемся построить максимально эффективную структуру при минимальных затратах, а здесь все наоборот! Я, честно говоря, так и не смог привыкнуть к этому.

Девиз пехоты: "Чому ми?"

В то время, когда Николай служил в Попасной, александрийская общественность выдвинула его кандидатом в депутаты на местных выборах в городской совет. Воробченко принял предложение от представителей местной ячейки "Самопомочи":

"Я симпатизировал этой партии еще на предыдущих парламентских выборах, и когда получил предложение своего друга, думал и советовался с семьей не очень долго. Всю мою предвыборную кампанию вел опять же Слава, вместе с моими сотрудниками".

"Это был ценный жизненный опыт и потрясающий по накалу страстей период, - рассказывает Святослав. - Мы честно агитировали за своего кандидата, рассказывали, кто он и какова его программа. Горожане часто узнавали: "А, это тот Коля, сын Николая Ивановича, директора шахтуправления?" Конечно, огромную роль сыграли ребята из "Самопомочи", которые готовили агитационные материалы, устраивали акции, общались с избирателями. Вот так и выиграли мы с братом первые в своей жизни настоящие выборы.

На вопрос, зачем он пошел в депутаты, Николай совершенно искренне удивляется.

"Если у десантников девизом является изречение "Ніхто крім нас?", то в пехоте, где я служил, мы долго думали и сформулировали такой - "Чому ми?" Я рассматриваю свое депутатство как продолжение своей войны, только уже здесь - за порядок в любимом городе и за его процветание.

Вы не представляете, как там на войне страшно. Я не хочу, чтобы такой же страх испытали мои родные, дети. Чтобы какая-то мразь пришла ко мне, в мой дом. Моя младшенькая в прошлом году шла в сентябре в первый класс, а меня в тот же день пригласили в отстроенную после обстрелов попаснянскую школу в качестве почетного гостя. Смотрел я на тех четырех луганских первоклашек, а у самого ком в горле стоял… Моя же малышка в эту же самую минуту вот так на торжественной линейке без папы…!"

Цель депутата Воробченко простая. Он хочет, чтобы его родной город стал всеобщей территорией комфорта, а его жители стали богаче. "Они же тогда станут больше холодильников покупать!", - шутит Николай. И в этом есть доля истины.

"Не для того я ходил на войну, чтобы банально через депутатство отжимать конкурентов и защищать только собственные шкурные интересы. Я довольно не бедный человек и мне хватает. У большинства нормальных людей там, в АТО, происходит капитальная переоценка ценностей. Я остался жив, здоров, значит, моя миссия на земле еще не выполнена.

Сегодня я чувствую себя причастным к каким-то очень важным процессам, которые происходят в родном городе, и пытаюсь на них влиять. Эти процессы идут со скрипом. Система и команда переизбранного старого мера сопротивляется. Поэтому наша главная политическая задача - остаться самим собой. Чтобы до конца каденции нас не смогли сломать, перекупить, запугать. Ну, а хозяйственную задачу я уже назвал.

Мой бизнес-опыт очень помогает решать вопросы управления и экономики городской общины. Потому что я понимаю нюансы, связанные с собственностью, с инвестициями, с финансированием. Каждое решение городских властей я рассматриваю с точки зрения инвестиционной привлекательности, защищенности прав кредиторов, экономической выгоды, целесообразности и т.д. И этим полезен родной громаде.

Что касается военного опыта, то я ни на грамм не пожалел, что ушел в армию. Во-первых, я познакомился там с огромным количество интересных людей. Просто диву даешься, как они все там оказались! Сколько всего пережито - словами не передать. У меня на руках умер глупой смертью от рук невменяемого психопата мой земляк, с которым вместе служили, прекраснейшей души человек… Его в припадке ярости тупо зарезал психически больной человек. В какой-то момент я был готов отдать убийцу на растерзание побратимам. Сдержался... Сам не пойму как.

Или вот еще. У комбата был день рождения. Мы изловчились, раздобыли мяса, домашней колбасы - решили нажарить шашлыков. Только приготовили угли в мангале, разложили шампуры и тут начался минометный обстрел. Мы с мужиками под танк - прыг! Залегли. Гляжу, а мясо-то горит! Йолки-палки! Сгорит же к чертовой матери с таким трудом добытый праздничный ужин! Пришлось перебежками выбегать из-под укрытия и переворачивать.

Дурные, скажете, были? Да, а как на войне без этого...

Источник: https://biz.censor.net.ua/r3004439
 
 
 вверх