Энергетика
  880  0

 Глава энергохолдинга Ахметова: "Это осознанный выбор ДТЭК — продолжать работу в зоне АТО"

Тезисы из интервью гендиректора ДТЭК Максима Тимченко.

тимченко

Фото: Facebook ДТЭК

В начале марта агентство Fitch Ratings понизило долгосрочный рейтинг энергохолдинга ДТЭК Рината Ахметова с уровня "С" до "RD", что означает "ограниченный дефолт".

Общая сумма внешнего долга ДТЭК - $2,4 млрд. Уже 8 апреля компания публично заявила о невозможности оплачивать купоны по еврооблигациям, выпущенным на сумму $910 млн, и попросила отсрочку (stand still) до 28 октября. Затем ДТЭК предложила кредиторам реструктуризировать долг до 2023 года.

БизнесЦензор собрал основные тезисы из интервью гендиректора ДТЭК Максима Тимченко ZN.UA о переговорах с кредиторами, утерянных в Крыму активах, работе компании в зоне АТО и планах на будущее.

О техническом дефолте ДТЭК

Сегодня все должны быть заинтересованы в том, чтобы такие компании, как ДТЭК, смогли справиться с долгами и договориться с кредиторами, чтобы кредиторы и инвесторы не ушли из Украины.

Несколько факторов повлияло сегодня на то, что мы просим кредиторов дать нам передышку, дать время на то, чтобы рассчитаться по нашим обязательствам.

Первое - это фактор войны. У нас значительная часть бизнеса работает на временно неконтролируемой территории, и это отразилось на наших результатах в 2014-2015 годы.

Второе - это падение объемов производства. К сожалению, только в 2015 году объем выработки электроэнергии упал более чем на 20%. Это следствие и падения потребления, и снижения промышленного производства, и отсутствия среди потребителей Крыма.

Третий фактор - девальвация. Доходная составляющая ДТЭК на 95% гривневая, кредитный портфель - валютный. И все эти факторы сошлись. Это как "идеальный шторм".

Мы предложили мораторий до октября этого года, чтобы закончить переговоры по большой реструктуризации. Рассчитываем, что в ближайшие шесть месяцев обязательно договоримся, потому что я вижу реакцию всех переговорных сторон. Надеюсь, мы подпишем договор о реструктуризации, и, думаю, в следующий год компания войдет уже в другой форме.

О кредиторах ДТЭК

Сегодня в рамках реструктуризации я знаю крупнейших держателей наших еврооблигаций, потому что они формируют комитет кредиторов, с которым мы ведем переговоры о реструктуризации. Это международные институционные инвесторы, финансовые организации - Ashmore, VTB, VR Capital.

География инвесторов достаточно широкая, однако большая их часть находится в США и Европе. Также есть инвесторы из Украины. Невозможно знать всех держателей. Чтобы проводить подобные программы реструктуризации, мы делаем Investor identification study. Специальная компания сама определяет списки держателей, используя свои контакты и ресурсы.

По нашим данным, компания ICU приобретала облигации ДТЭК из выпуска 2013 года (в мае 2013 года ДТЭК продал пятилетние еврооблигации на $750 млн под 7,875% годовых, - БЦ). Однако эта информация на сегодняшний день могла утратить актуальность.

О продаже угольного бизнеса в России

Мы вложили около $100 млн в эти активы (угледобывающие предприятия в Ростовской области - БЦ) в 2012- 2013 годах. Когда мы покупали этот актив, объем добычи составлял 350 тыс. тонн.

Объем добычи в этом году будет около 2,6 млн тонн рядового угля. 60% будет продано на внутреннем рынке России.

С целью улучшения финансовой стабильности и обеспечения интересов кредиторов мы рассматриваем продажу российских активов взамен на перевод и снижение долга на сумму порядка $436 млн. В настоящий момент обсуждаем детали этой сделки с заинтересованными сторонами. На наш взгляд, сделка поможет существенно снизить долговую нагрузку на компанию ДТЭК.

Об утерянных активах в оккупированном Крыму

К сожалению, слово "отжать" применимо к ситуации с "Крымэнерго". В начале 2015 года "Госсовет" Крыма принял решение о национализации всех материальных и нематериальных активов "Крымэнерго". Сегодня мы ищем правильную юридическую стратегию борьбы за этот актив, что достаточно сложно. Величину ущерба еще не подсчитали. Потому что по-разному можно подходить: упущенная прибыль, стоимость основных фондов, стоимость акций. Если говорить о других активах (на территории полуострова, - БЦ), то каких-то предложений что-либо продать, передать, отдать нам не поступало.

О работе ДТЭК в зоне проведения Антитеррористической операции

В регионе живет 4 млн человек - им нужны свет и тепло. Только в Донецкой области находится 3800 опасных объектов, из них десятая часть - первой-второй степени опасности. Около 150 предприятий, связанных с химией: "Стирол", Авдеевский коксохим, другие химпредприятия. Уровень техногенной опасности в случае прекращения энергоснабжения сложно переоценить.

Это осознанный выбор ДТЭК - продолжать работу в зоне АТО. Мы заплатили огромную цену - 38 жизней наших сотрудников.

На протяжении этого осенне-зимнего сезона ДТЭК обеспечила вывоз 2,36 млн тонн антрацитов из зоны АТО.

О крупнейшей частной газодобывающей компании "Нефтегаздобыча"

Мы заплатили сотни миллионов долларов, купив акции компании "Нефтегаздобычи" в 2013 году.

Точно знаю, что контрольный пакет акций у нас. ДТЭК принадлежит 60%. Фактически мы осуществляем оперативный и управленческий контроль.

В бизнес-плане 2013 года у нас объем добычи газа был 300 млн кубометров, добыли 500 млн, в 2014 году добыча газа составила 750 млн, в 2015 году - 1,3 млрд кубометров. И если бы в 2015 году у нас была нормальная ситуация, то в этом году мы бы добыли 2 млрд кубометров газа. Но пока, думаю, будет где-то полтора.

Около 50% всего объема поставили "Метинвесту", почти 15% - нашим ТЭС и "Киевэнерго". Кроме этого, среди клиентов "Нефтегаздобычи" такие промышленные гиганты, как "АрселорМиттал Кривой Рог", "Мотор Сич", Северодонецкий "Азот", "Ровноазот", "Укргаз", Запорожский абразивный комбинат.

2015 год был не самым лучшим для нас. Десять месяцев деятельность компании была заблокирована в рамках уголовного дела по факту исчезновения бывшего директора добывающей компании, которое возбуждено еще, по-моему, в 2012 году, когда у нас даже в проектах не было покупки, хотя весь рынок знал, что это одно из лучших месторождений и с большим потенциалом.

О развитии газового бизнеса

Мы смотрим на этот бизнес, как на один из важнейших, стратегических, с 2013 года мы инвестировали в него более 2 млрд грн и будем дальше его развивать и инвестировать.

У "Нефтегаздобычи" два месторождения - Семиренковское и Мачухское, плюс мы участвовали в аукционе по Хорошевской площади, купили месторождение в Харьковской области.

У нас есть понимание целевых месторождений. Понимание, что нам интересно из нераспределенного фонда. По мере того, как площади и участки будут выставляться на аукционы, мы будем в них участвовать.

На начало года у нас было около 1 млрд кубометров в ПХГ. Плюс добыча около 1,5 млрд кубометров в этом году. Около 2,5 млрд кубометров составит реализация в 2016 году. Среднемесячный объем добычи газа - более 100 млн кубометров. В этом году мы в состоянии полностью закрыть потребности группы (предприятий холдинга СКМ Рината Ахметова - БЦ).

О неприбыльном "Киевэнерго"

Мы постепенно аккумулировали пакет акций "Киевэнерго", покупая с 2005 года ценные бумаги на вторичном рынке. В 2011 году мы приобрели контрольный пакет акций и стали управлять этой компанией. Сегодня у нас 72% "Киевэнерго", у Фонда госимущества - 25%.

Этот актив покупался, исходя из… нашей уверенности в потенциале "Киевэнерго". Но что по факту? Реформы в системе тарифообразования не проведены, на систему стимулирующего тарифообразования (RAB-регулирование) так и не перешли. Кроме того, нам по наследству достался и по сегодняшний день действующий договор на управление, который был заключен 12 лет назад ("Киевэнерго до 2017 года арендует, в частности, ТЭЦ-5, ТЭЦ-6, завод "Энергия", тепловые и электрические сети города, - БЦ).

Сегодня в генерации электроэнергии дохода нет, в тепле - нет, в дистрибуции - нет. Поэтому говорю совершенно ответственно: "Киевэнерго" сегодня денег не приносит. Вообще.

В данной ситуации я бы не называл нас желающими (участвовать в новом конкурсе на управление принадлежащими городу активами - БЦ). Вопрос открытый, говорю совершенно искренне…. Идет внутренняя дискуссия. Естественно, мы будем участвовать в конкурсе, когда будут определены его условия, и мы будем четко понимать, что сможем выполнить взятые обязательства.Источник: https://biz.censor.net.ua/r3002626
 
 
 вверх