Власть, IT
  1807  0

 Александр Данченко: "Россия контролирует около 80% наших абонентов скоростного интернета"

Татьяна Галковская

БизнесЦензор поговорил с главой парламентского комитета по вопросам IT Александром Данченко об изъятии серверов у IT-компаний, о том, почему большая часть украинского интернет-трафика идет через Москву и о том, требуются ли для отрасли особые льготы.

данченко

В Верховной раде Александр Данченко инициировал создание комитета по вопросам информатизации и связи, возглавив его.

Участники рынка жалуются, что государство делает все для уничтожения IT-отрасли. Валютные ограничения, отсутствие поддержки со стороны государства и частые "маски-шоу" с изъятием серверов в офисах "айтишников" не способствуют развитию. Ежегодно из Украины уезжают тысячи IT-специалистов.

По иронии судьбы, в декабре 2015 года МВД провело обыск в днепропетровском офисе "Датагруп". До избрания депутатом Верховной рады по спискам "Самопомощи", Александр Данченко работал гендиректором этой компании. Один из крупнейших украинских операторов интернет-доступа и фиксированной связи принадлежит бизнесмену Александру Кардакову.

В ближайшее время все должно измениться, говорит Данченко. По его словам, подготовлен ряд законопроектов, принятие которых кардинально изменит отрасль.

Комитет подготовил закон "Об электронных коммуникациях", которым предусматривается создание независимого регулятора, как это есть в Европе. Документ расширяет возможности для конкуренции всех участников рынка, предусматривает возможности для создания так называемых виртуальных операторов. Если в этом году законопроект будет принят, то уже в первом квартале 2017 года в Украине станет возможным внедрение технологий 4G и выше.

Комитетом также подготовлен законопроект "О доступе к инфраструктуре" по примеру польского Mega Law. Он презентован в Министерстве цифровизации в Варшаве. Mega Law предусматривает обеспечение открытого и равного доступа к инфраструктуре и открытый доступ к информации о всех ее элементах. Чтобы закон работал, создана отдельная электронная система с доступом для всех участников рынка, где можно найти информацию о телекоминфраструктурах операторов, телекомсетях общего пользования и инфраструктуре общего пользования.

- Куда должна обращаться телеком-компания, если хочет предоставлять интернет- услуги в каком-то конкретном доме, районе или селе?

- Всякий раз в разные инстанции - в облэнерго, к председателю сельсовета, в ЖЭК и так далее. Это реально катастрофа. В конце концов, берется "черный" кэш и платится, причем, не только разово, но и ежемесячно. После этого появляется коррупционная договоренность: "Ты ж больше никого сюда не пускай". То есть, конкуренции нет, качество страдает, операторы подключаются к сетям, где только можно. Если мы хотим серьезно говорить о цифровом прорыве и изменениях в государстве, без закона "О доступе к инфраструктуре" ничего не будет.

Еще один необходимый законопроект - "Об облачных технологиях". Весь мир перешел уже на эту технологию, а у нас тратятся миллиарды гривен из бюджета на строительство собственных дата-центров. Это даже не прошлый век. Понятно, что для спецпользователей необходимо иметь свою защищенную инфраструктуру, но все остальные вполне могут пользоваться "облаком".

- Это касается только госорганов?

- Не только. Бизнес также мог бы успешно пользоваться облачными сервисами. Тут речь может идти о частно-государственном партнерстве, что могло бы серьезно помочь бизнесу, который продвигает облачные технологии. К слову, "облака" - отличный выход для компаний, которые страдают от выемки серверов.

Кроме того, Украина имеет очень хорошее географическое положение. В свое время я принимал участие в разработке телекоммуникационного "шелкового" пути. Если бы тут создать такие центры по хранению персональных данных, это открыло бы фантастические возможности для украинского бизнеса.

Хотел бы сказать еще об одном важном законопроекте - о кибербезопасности и киберзащите.

- Над ним давно работают. Он уже подготовлен?

- К сожалению, я так и не увидел единой концепции. Но президент уже подписал стратегию о кибербезопасности и дал какие-то поручения СНБО. Но я все равно считаю, что без грамотного закона стратегия работать не будет. Поэтому пару недель назад я решил взять эту инициативу на себя.

Сейчас сводим все вместе. В Европе я договорился о помощи и об экспертизе норм будущего закона. Более того, удалось договориться и о грантах на его разработку. Ведь одна из проблем - это зарплата сотрудников, которые работают над документом. Зарплата в моем секретариате составляет 2700-4000 грн. Мне сложно на такие деньги привлекать квалифицированных специалистов, потому что час работы нормального юриста стоит от 200 до 500 долларов.

- Очень много в свое время говорилось о том, что "айтишникам" надо создать такие условия, чтобы они хотели здесь работать. Ежегодно из страны уезжает около 5 тысяч программистов и поток их не уменьшается.

- Во-первых, IT-компаниям надо создать такие благоприятные условия, чтобы они работали на территории Украины. И сама Украина стала неким единым IT-кластером, как Индия и Южная Корея. Необходимо разработать инвестиционную стратегию развития государства, куда включить секторальные реформы. В рамках этой стратегии необходимо предусмотреть стимулирующие возможности для развития отрасли ИКТ, куда должна войти элементарная юридическая защита бизнеса. Очень много работ компании выполняют для внешних рынков. Но, к сожалению, из-за несовершенства законодательства, валютные платежи за такие работы в Украину не заходят, а оседают на зарубежных счетах компаний. Так вот задача государства состоит в том, чтобы создать такие условия для компаний, чтобы им было выгодно и безопасно заводить валютные платежи в страну.

Далее, необходимо создать свой рынок внутреннего потребления продуктов. Он огромный, но государство ничего для этого не делает. Мы закупаем на тендерах продукты не украинские, либо даже созданные украинцами, но права на них у зарубежных компаний.

Необходимо развитие частно-государственного партнерства в этой области с научными институтами, чтобы они могли создавать свои экспериментальные производства или, как раньше говорили, научно-опытные производства. Стране нужна кооперация вуз - наука - бизнес, которая будет саморегулироваться. Бизнес вкладывает в обучение нового поколения и формирует необходимость инновационных разработок для науки. В итоге получает высококвалифицированные кадры и готовые разработки для производства и продажи. С другой стороны, возрождается научный потенциал страны и появляется мотивация молодежи и профессуры к созданию реальных научных разработок, которые могут приносить прибыль в разных секторах экономики.

Только нужно понимать, что такую схему сложно реализовать в одной отрасли, это должна быть общегосударственная стратегия.

- Пару лет назад разрабатывался закон по льготам, даже был принят и начал работать, но бизнес был им очень недоволен.

- Повторю, что я против создания каких-либо льгот и преференций для разных отраслей. Я за создание стимулирующих условий работы. Все должны быть в равных условиях. Это общемировая практика. Например, строительство R&D-центров (технологические компании экспериментального характера, разрабатывающие новые продукты), в котором должны быть заинтересованы местные громады. Это тоже элемент реформы децентрализации.

Приведу пример Израиля, который сумел создать оптимальные условия для R&D-центров. Компания-претендент на строительство такого центра защищает перед местной общиной бизнес-план, в котором описаны этапы строительства, блага для общины в виде создания рабочих мест, привлечения международных проектов, инвестиций в местную инфраструктуру. Взамен, компания получает землю в бесплатное пользование на 10 лет и налоговые льготы на 3-5 лет. Но эти преференции действительны, если компания выполняет свои обязательства перед общиной, в противном случае - они снимаются. В Украине такую схему сотрудничества начали практиковать во Львове.

- Одной из причин ухудшения бизнес-климата называют изъятия серверов. Насколько я помню, была принята норма закона, которая не разрешает изымать серверы. Почему она не работает?

- Все дело в запятой. Мы приняли норму закона, говорящую о том, что нельзя изымать сервера. Но кто-то в конце абзаца поставил запятую и добавил пару слов. Получилось, что вот в этом случае изымать серверы нельзя, а вот в этом можно. Причем эти процессы могут быть параллельны. Поэтому сейчас мы будем пытаться исправить эту а-ля "техническую" ошибку с помощью нового закона.

Да, действительно в принятом законе 1580 "О дерегуляции" указано, что если силовым структурам нужна информация с сервера, то ее можно получить в режиме временного доступа путем копирования информации. Изъять можно в случае, если в постановлении суда написано, какая именно техника подлежит изъятию. Но эта норма не выполняется, под прикрытием наличия сепаратистского контента или нарушения авторских прав мировых производителей контента. Есть и другая сторона вопроса. Когда эту норму закона прописывали, спросили ли у силовиков: есть у них техническая возможность копировать информацию без изъятия серверов?

Сейчас зарегистрирован законопроект 3719, который усилит защиту прав участников рынка, но не решит проблему технической оснащенности.

Кроме того, государство должно быть открытым для своих граждан. Вот провели, скажем, 10 выемок серверов - покажите результаты. Часто говорят, что эта информация с грифом "секретно", но я не могу понять, что может быть секретного в, допустим, сепаратистском контенте? Если вы нашли там программы, с помощью которых крали деньги с банковских счетов, выйдите и скажите.

- Почему, действительно, не рассказывают?

- Потому что уже договорились! У меня ситуация была. В прессе поднялся шум - мол, опять изъяли серверы. Я собрал Комитет, пригласил силовиков, предпринимателей, начали обсуждать. Та, говорят, не изымали у нас серверы, хотя спасибо за помощь… Так что в этом вопросе много неясного и, скорее всего, правды там 50х50. Государством в этом вопросе толком ничего не урегулировано. К сожалению, в нашей стране сделано многое для того, чтобы облегчить "работу" коррупционерам.

- Недавно участниками рынка активно обсуждался вопрос о том, что интернет-трафик многих наших провайдеров идет через Москву. Именно потому иногда блокируются сайты, которые закрывает Роскомнадзор.

- Это огромная проблема и я о ней говорил, еще когда работал в бизнесе. К сожалению, многие компании под лозунгом борьбы за свободу интернета дают стране агрессору нами управлять. Так получилось, что де-факто многие украинские компании-поставщики IP-транзита и контента либо на 100% принадлежат стране-агрессору, либо подконтрольны ей. Нам давно нужно было установить контроль за транзитным международным трафиком, потому что Россия контролирует около 80% наших абонентов ШПД (широкополосного доступа). Их сервера стоят тут в Украине, и наши "патриоты", с одной стороны кричат, что они против России, а сами заключают контракты, потому что это дешевле. При этом манипулируют общественным мнением - мол хотят внедрить цензуру.

Я понимаю, что отсутствие каких-либо моральных принципов у таких вот бизнесменов, позволяет жертвовать безопасностью страны, ради достижения собственных бизнес-целей. Речь ведь идет при этом не о съеме информации в том числе и личной, а о контроле трансграничного трафика, при помощи которого страна-агрессор ведет пропаганду среди нашего интернет-сообщества и транслирует нелегальный и запрещенный контент.

Вы посмотрите, где стоят сервера полностью российских компаний? Я уже не говорю о мобильных операторах и о том, где находится реальный владелец Укртелекома. У меня один из этих телефонов, которые стоят в рабочем кабинете, должен быть один из самых защищенных. Но АТС, при этом, находится в Укртелекоме!

- Есть ли адекватная по цене альтернатива Москве?

- Вопрос не в альтернативе, а в понимании людьми сути проблемы. Россия готова не только бесплатно отдавать трафик, но и доплачивать за свой контент. Простой пример: в Украине отключили в эфирных сетях российские каналы, запретили трансляцию отдельного контента. И что? Все то, что запретили и даже больше, доступно в сети интернет.

Нельзя говорить о ценовой альтернативе, это все равно что выбирать между независимостью и рабством.

- Вы сказали, что Россия контролирует значительную часть нашего интернет-трафика. А каков общий уровень проникновения интернета в нашей стране?

- Реальное распространение где-то на уровне 50%. Это не мало, но с другой стороны развитие покрытия и рост проникновения не системно. Во многом это связано с ARPU (доход на одного абонента) у провайдеров и операторов. Несколько лет назад "мобильщики" в этом плане поработали, заложив нулевые тарифы на ШПД. По скорости доступа мы четвертые в мире. В Европе вы нигде не найдете интернет в 100 мбит. Но цена для потребителя достаточно низкая. Это хорошо для потребителей, но вопрос к операторам - есть ли у них средства для дальнейшего развития?

Тем не менее, я убежден, что прорыв будет именно в цифровых технологиях, когда сами граждане начнут активно пользоваться услугами электронного правительства, и другими е-сервисами. Для этого необходимо ликвидировать соответствующие подразделения в разных министерствах, которые дублируют друг друга, и выбрать одного человека, который будет отвечать за информационно-телекоммуникационное развитие страны.

- Есть уже какие-то наработки по "министерству IT"?

- Речь идет не о министерстве, а об органе исполнительной власти, который сконцентрируется на задачах цифровизации. Уже проходили консультации по этому вопросу, и я надеюсь, что к концу года такой орган появится. Чтобы уже на следующий год он получил бюджет и начал работать. В том числе и по тем законам, которые мы в этом году примем. Возможности для этого есть - главное, чтобы была политическая воля.

Татьяна Галковская для БизнесЦензор

Источник: https://biz.censor.net.ua/r3001225
 
 
 вверх