Колонки Ольга Кошарная
  2405  2

Время жить или время умирать добыче урана в Украине?

Шахты остановятся по причине бессилия власти в обеспечении энергетической безопасности. Пора срочно включаться профсоюзам, чтобы сохранить уранодобывающую отрасль в государстве, поскольку у наших чиновников совсем другие приоритеты… Хватит терпеть издевательство.

На июльских Комитетских слушаниях Комитета ВР по вопросам топливо-энергетического комплекса, ядерной политики и ядерной безопасности на тему: "Ядерная энергетика Украины: вызовы сегодняшнего дня и риски для ее будущего развития", было озвучено публично много интересной информации.

В частности, президент НАЭК "Энергоатом" Юрий Недашковский сказал (на языке оригинала): "Минулий склад НКРЕКП почав практикувати вибірковий підхід, застосовуючи для теплової генерації "індикатив", а для атомної – "затрати+". Інакше кажучи, друзям – все, ворогам – закон. На жаль, і в такому дуалізмі ведучи себе непослідовно. Якщо дійсно "затрати+", то чому ж тоді в тарифі на атомну електроенергію постійно закладаються кошти менше реальних потреб?".

В тарифе на электроэнергию для АЭС с 01.01.2018, в частности, не учтено 1,4 млрд грн на топливную программу. А это значит, что НАЭК "Энергоатом" не сможет покупать концентрат урана у ВостГОК в полном объеме, как предусмотрено действующим десятилетним контрактом между двумя компаниями.

Цена на покупку уранового концентрата согласовывается Минэнергоуголем и содержит инвестиционную составляющую для развития отечественной уранодобычи.

Практика бывшего состава НКРЭКУ не включать в тариф средства на выполнение контрактных обязательств НАЭК "Энергоатом" стала просто беспрецедентным случаем, и, увы, реакции на это не последовало ни от профильного министерства, ни от правительства Украины.

Каковы же последствия такой тарифной политики для уранодобывающей отрасли? Они очевидны: ухудшение финансового состояния ВостГОК, не выполнение производственной программы, отсутствие средств на оплату труда шахтеров и специалистов и развитие производства.

Так, по итогам 2017 года ВостГок сократил производство уранового концентрата на 16,8% до 836,1 т в сравнении с 2016 г., т.е. фактически по объему откатившись на средину 90-х годов.

Второе ноу-хау НКРЭКУ имени Дмитрия Вовка заключалось в том, что Комиссия вдруг решила учитывать средства в тарифе на покупку ядерного топлива для украинских АЭС, опираясь не на действующие до 2019 года долгосрочный контракты, а на цены на международном спотовом рынке на разные этапы переделов при производстве ядерного топлива, используя данные изданий "Ux Weekly" и "Nuclear Market Review".

За 10 лет волатильность цен на разные переделы была очень значительной, и ориентироваться на спотовые международные рынки при ежеквартальном пересмотре тарифа для АЭС нельзя однозначно, подчеркну еще раз - при наличии действующего долгосрочного контракта.

Если, конечно, это не простой поиск "аргумента" от членов Комиссии для "замыливания" глаз, чтобы не повышать тариф для государственной компании, эксплуатирующей АЭС, и перераспределять деньги рынка электроэнергии в пользу частной тепловой и возобновляемой электроэнергетики.

Продление контракта между НАЭК "Энергоатом" и ВостГОК после 2019 года под большим вопросом. На днях на сайте "Энергоатома" появилось объявление о закупке 1200 кг концентра урана в 2019 и приглашение заинтересованных компаний к переговорам.

Свои действия НКРЭКУ аргументирует тем, что цена на уран на мировых рынках значительно ниже, чем у ВостГОК. Да, это так. На рынке концентрата урана предложение превышает спрос, и связано это с тем, что Казахстан резко увеличил добычу урановой руды по технологии подземного выщелачивания, став лидером в мире с 24 тыс. т концентрата в год.

Себестоимость добычи по такой технологии низкая. Месторождения урана у нас залегают таким образом, что добыть его можно только шахтным методом, что значительно дороже.

В мире не так много стран, добывающих уран. Украина входит в первую десятку счастливчиков. Еще в 2016 году ВостГОК, единственное уранодобывающее и перерабатывающее предприятие, работающее уже более 60 лет в отрасли, обеспечивал 40% потребностей украинских АЭС в концентрате урана. Его производство превысило 1000 т.

И здесь возникает вопрос: всегда ли экономические причины должны быть самым весомым аргументов в разрешении дилеммы – жить и развиваться отрасли уранодобычи в Украине или умереть?

Есть радикально противоположные точки зрения. Одни говорят, что ничего страшного, закрыть и все дела, раз это экономически невыгодно, плюс разные судебные темные истории вокруг продажи концентрата урана.

Я же отношусь к тем, кто считает, что любой ценой отрасль необходимо сохранить. Уран – стратегическое сырье, особенно в стране, где более 50% электроэнергии производится на атомных электростанциях, и будет производиться минимум до 2050 года.

Да, неблагоприятная мировая ценовая коньюктура на уран, но при этом, если довести производство его концентрата в объемах, равных нашим потребностям, будет четкая уверенность, что в случае мировых катаклизмов разного, в том числе, политического характера, страна не останется без сырья для АЭС.

И еще: закрыть просто, а вот восстановить при необходимости – крайне сложно, в некоторых случаях – невозможно. Я уж не говорю о социальных последствиях.

Почему наше правительство из госбюджета дотирует государственные угольные шахты и закладывает цену отечественного угля при производстве электроэнергии по цене Роттердам+ при худшем его качестве, чем, если бы его таки покупали в Роттердаме?

У нас что, уголь более стратегическое сырье, чем уран, вследствие чего уголь надо дотировать разными способами?

В последние времена В.Януковича, дотирование угледобычи из госбюджета достигало 15 млрд при курсе доллара 8. В то же время госпрограммы типа "Уран Украины" получали финансирование на уровне 5% от необходимого. А все почему? А потому как угольные шахтеры – электорат, а выборы у нас происходят часто…

Прибыльные шахты оказались чудесным образом и за бесценок в руках своего донецкого олигарха Ахметова, и без всяких дополнительных условий.

Все правительства Украины боятся протестов шахтеров, которые периодически приезжают стучать касками под КМУ, ведомые профсоюзным лидером, находящимся на содержании у известного олигарха.

Шахтеры урановых шахт тоже имеют такое право, правда, численность их гораздо меньше. Потому, судя по всему, такой величиной можно пренебречь, как статистической ошибкой…

НАЭК "Энергоатом" готов покупать и дальше концентрат урана у ВостГОК по цене, которая позволит не только поддержать отрасль, но и развивать добычу на Новоконстантиновском месторорждении.

Вот только "новое" НКРЭКУ не готово так же, как и НКРЭКУ имени Дмитрия Вовка, включать в тариф Компании цену на отечественный концентрат урана.

Это стало лично мне понятным во время Комитетских слушаний, Дмитрий Коваленко, отвечающий в Комиссии за электроэнергетику, в своем выступлении демонстрировал манипулятивные слайды, изготовленные еще при Вовке, цель которых – внести раздор в коллектив "Энергоатома" и между государственными компаниями.

По левую руку от него важно восседал Антон Гудаченко, свежеиспеченный директор департамента по регулировании в электроэнергетике и дружок Вовка, который судится с Конкурсной комиссией от отбору членов НКРЭКУ, потому как та отклонила его кандидатуру как такую, что не имеет, как и Вовк, необходимых по закону стажа работы в энергетике 5 лет.

Мое оценочное суждение – при наличии таких кадров в НКРЭКУ, которые готовят решения для членов Комиссии, как Гудаченко, формула Роттердам+ не будет отменена и этим составом НКРЭКУ.

Пусть загибается отрасль по добыче редкого стратегического сырья, но интересы олигарха Ахметова – это святое!

Завтра, 7 августа, должно состояться заседание НКРЭКУ, на котором планируется рассмотреть, наконец, проект постановления по установлению тарифа для АЭС.

На сайте Комиссии появился проект постановления и обоснование к нему. Вместо 71,5 коп за 1 кВт-ч, как просит НАЭК "Энергоатом", планируется увеличить тариф только на 3,2% - до 55, 76 коп.

Увеличение коснется фонда заработной платы, но вместо 3 млрд грн, фонд увеличится на 194,15 млн, и только с 1 октября! При этом коэффициент расчета для фонда заработной платы был снижен (!) с 0,31 до 0,27! И опять обосновывают тем, что у атомщиков и так зарплата выше, чем средняя по промышленности!

И ни слова об увеличении средств на топливную программу, и инвестиционную программу, скорректированную и согласованную с Минэнергоуголем.

Ясное дело, выборы на пороге, надо удерживать среднерыночную цену на электроэнергию за счет атомщиков, у которых доля продажи на рынок электроэнергии выше 50%.

И потом, ну никак ведь нельзя лишить сверхдоходов одиозного вертикально-интегрированного с властью олигарха, никак…

Члены Комиссии, утверждая дефицитный тариф для АЭС, не несут абсолютно никакой ответственности за ядерную и радиационную безопасность, не говорю уже об энергетической безопасности. Вообще никакой ответственности ни за что не несут.

С этим, как мне кажется, надо что-то делать. Например, внести изменения в закон об НКРЭКУ с такой статьей.

А вот еще новость из свежих. 3 августа 2018 ВостГОК получил обновленную лицензию Госатомрегулирования Украины, в которой кроме обычной его деятельности, включена деятельность по реализации проектов остановки деятельности урановых объектов бывшего "Приднепровского химического завода", которые принадлежат ГП "Барьер".

Эти объекты являются огромной головной болью Минэнергоуголь Украины уже многие годы. Т.е. у ВостГок появляются дополнительные объекты.

При наличии 10-летнего контракта между ВостГОК и НАЭК "Энергоатом" на покупку всего производимого концентрата, ВостГОК, за счет инвестиционной составляющей в этой цене и оптимизации ресурсов внутри предприятия, смог начать освоение Новоконстантиновского месторождения, на которое давно "облизывался" Росатом. А теперь что, Минэнергоуголь предусмотрит средства в бюджетной программе или как?

Приближается 26 августа, профессиональный праздник шахтеров. Наверняка, действующие чиновники собираются приехать и поздравить шахтеров лично.

Уверена, что первые лица Минэнергоугля не сподобятся приехать к шахтерам, добывающим уран. Что они им скажут, и как они посмотрят им в глаза? Что министерство не может влиять на тарифообразование, поскольку по закону НКРЭКУ у нас независима, в том числе от здравого смысла?

Ну, а члены новой НКРЭКУ точно не собираются их поздравлять.

Ровно год назад урановые шахты не работали три месяца, потому как закончилось действие лицензии на уранодобычу, а чиновники Госгеонедра и Минприроды не смогли рассмотреть документы в определенный законом срок. Шахтеры не получали зарплаты, добыча урановой руды упала..

И вот опять, скорее всего шахты остановятся, но по другой причине – бессилия власти в обеспечении энергетической безопасности.

На мой взгляд, пора срочно включаться профсоюзам, чтобы сохранить уранодобывающую отрасль в государстве, поскольку у наших чиновников совсем другие приоритеты… Хватит терпеть издевательство, время действовать…

Комментировать
Сортировать:
в виде дерева
по дате
по имени пользователя
по рейтингу
 
 
 
 
 
 вверх