Колонки Валентин Меняйло
  5013  3

Сплоченные решения могут остановить инфляцию

Украинские соцсети всколыхнуло решение Национального банка повысить с 26 января учетную ставку с 14,5% до 16%. Но, прежде чем говорить о взволнованности, необходимо понимать причины и мотивы такого повышения.

В настоящее время в мировой экономике существует три основных режима денежно-кредитной политики: 

  • монетарное таргетирование;
  • таргетирование обменного курса;
  • инфляционное таргетирование. 

По данным МВФ режим таргетирования обменного курса используют 42,7% стран-участниц МВФ; инфляционное таргетирование - 19,8% стран; монетарное таргетирование - 12,5% стран-участниц МВФ, включая Республику Беларусь.

Oставшиеся 25% стран используют прочие виды режимов. Национальный банк Украины выбрал инфляционное таргетирование, которое, в частности, подразумевает:

  • признание ценовой стабильности главной целью денежно-кредитной политики;
  • операционную независимость Национального банка. Он должен обладать свободой в выборе инструментов денежно-кредитной политики и их использовании для достижения целевых ориентиров инфляции; 
  • отсутствие фискального доминирования, что означает минимизацию, как финансирования дефицита государственного бюджета за счет прямого кредитования Национальным банком, так и "квазифискальных" операций; 
  • прозрачность денежно-кредитной политики, что означает объяснение регулятором конечных целей, проводимой политики, механизма принятия решений и методов практической реализации намеченной политики; 
  • ответственность Национального банка за результаты денежно-кредитной политики. 

В этой связи все отклонения фактического уровня инфляции от целевого должны быть тщательно разъяснены общественности. Одним из рычагов борьбы с инфляцией и удержания курса гривны является повышение учетной ставки. 

О чем же на самом деле, простым языком, говорит решение о поднятии учётной ставки?

Инфляция – это снижение стоимости денег, которое приводит к необоснованному повышению покупательской способности, после чего спрос на продукцию повышается, а производители вынуждены повышать стоимость на свой товар.

А мера, принятая НБУ, направлена на повышение стоимости денег и, соответственно, некоторое снижение покупательской способности, после чего производители будут вынуждены снижать стоимость на товары, чтобы их покупали хотя бы по заниженной цене.

На самом деле, упрекать в недостаточных мерах по торможению инфляции только лишь Нацбанк – несправедливо. Это – дружная работа всех ветвей власти. Например, Нацбанк не может регулировать объемы экспорта и импорта.

А ведь у нас более 10 миллиардов дефицита торгового баланса. Простыми словами, мы покупаем намного больше, чем продаем, а это приводит к дефициту валюты. Как же конкретно сплоченные решения помогли бы нам остановить инфляцию:

  • увеличение объема экспорта увеличило бы поступление валюты. Чтобы помочь отечественному товаропроизводителю, нужно, как минимум, обеспечить ему льготы по налогообложению, чтобы он смог создавать продукцию с высокой добавочной стоимостью;
  • создать условия, при которых бы люди, уезжающие на заработки, привозили бы валюту в страну.

В прошлом году украинцы, зарабатывающие за границей, завезли в Украину $8 млрд! Это как 4 вырубленных леса! Эта цифра равна дефициту баланса в нашей стране. Что называется – бери, пользуйся во благо экономики.

Но, к сожалению, зарабатывающие на стороне стремятся к тому, чтобы со временем вывезти за границу и семьи, и бизнес, и больше не привозить валюту в страну, а тратить ее за пределами.

А ведь только лишь создание комфортных условий для айтишников, работающих на зарубежных заказчиков в Украине, вместо того, чтобы кошмарить их "масками шоу" позволило бы оставаться в стране четверти всей зарубежной валюты.

Например, организовать полный цикл переработки. Сейчас мы экспортируем просто зерно, хотя могли бы делать из него муку, из муки – макароны и продавать продукт с максимальной добавочной стоимостью. 

Так что же нам мешает вместо просто мяса продавать дорогие консервы? Отсуствие европейских стандартов качества на производстве.

Производители опасаются инвестировать в оборудование, которое нужно европейскому потребителю, потому что такая инвестиция окупится лишь через 5-10 лет.

Но совершенно не ясно, какая через 5 лет будет ситуация в стране и правительстве. Нет уверенности, что на этом оборудовании смогут продолжать работать дети производителей и т.д.

Например, после введения Россией эмбарго в Грузии, правительство поставило задачу перед бизнесменами – за минимальные сроки привести винооборудование к европейским стандартам, чтобы экспортировать в Европу.

Взамен – дало максимальные льготы по налогобложению, "закрывало глаза" на проверки и всячески способствовало их развитию.

Но было одно жесткое условие – хотя бы раз европейский рынок делает замечание, что товар – не соответствует стандартам качества, этот производитель навсегда лишался лицензии без права пересмотра. Такой кнут и пряник дали впечатляющие результаты.

Ну а у нас действует пока только кнут. Международная торговая палата могла бы научить всех предпринимателей, как работать на экспорт.

Но увы, государство делает минимум шагов, чтобы эти знания, изложенные простым языком, стали достояние общественности.

Другими словами, "наверху" продолжают активно работать лица, которые продают "выход" в Европу и заинтересованы, чтобы только их конкретные компании обладали бы этими знаниями и возможностями, без "ненужной" конкуренции. 

А ещё удивляет наше отношение к рекомендациям МВФ. Такое впечатление, что нас считают папуасами, не понимающими ни в экономике, ни в бизнесе, ни в других сферах. Рекомендации МВФ основаны на Вашингтонском консенсусе.

Для объективной оценки этих рекомендаций необходимо изучить мировой опыт их внедрения. Для желающих рекомендую почитать Эрика Райнерта и Эрнандо де Сото по опыту внедрения требований Вашингтонского консенсуса в разных странах и, в частности, в Перу.

Комментировать
Сортировать:
в виде дерева
по дате
по имени пользователя
по рейтингу
 
 
 
 
 
 вверх