Колонки Ольга Кошарная
  2662  2

Подарки к Рождеству или как министр Насалик делает вид, что управляет отраслью

В начале января второй энергоблок Хмельницкой атомной электростанции отключили от сети, чтобы устранить неполадки. Согласно международной шкале INES, данное событие классифицируется уровнем "0". А причины этой остановки были предсказуемы.

Первое послерождественское совещание в Министерстве энергетики и угольной промышлености министр Игорь Насалик начал со слов: "Слава Исусу Христу! Христос родился!", после чего перечислил все церковные праздники, дабы миряне не забыли отпраздновать в январе, начиная от Степана, 9 января, Василия и заканчивая Иорданом – 19-20 января.

И без всякого перехода от православного благолепия, сразу перешел к делу – критике работы НАЭК "Энергоатом".

Он сказал (языком оригинала): "…Такі подарунки на Різдво як зупинка другого енергоблоку Хмельницької АЕС несумісні з організованою роботою. Доручаю Ользі Анатоліївні (директор Департаменту електроенергетичного комплексу Міненерговугілля Ольга Буславець) провести перевірку роботи другого енергоблоку Хмельніцької АЕС".

Ну, надо же, сенсация какая! Неожиданность просто. Министр решил показать, кто тут управляет отраслью. И как-то он не связывает причины и следствия.

А следствия были предсказуемы совершенно. Потому как "железо" есть "железо". И если вовремя не проводить ремонты, то возможны "отказы" оборудования.

Рост доли ядерной электроэнергии в общем объеме производства последние три года связан, в первую очередь, с военными действиями. С 2014 года сложилась такая ситуация, что нужно все время экономить уголь для создания запаса на осенне-зимние сезоны.

Не исключение и минувший 2017 год, когда с конца февраля, из-за прекращения поставок угля с оккупированного Донбасса, энергоблоки ТЭС массово встали.

И атомщики по просьбе Минэнергоугля сдвинули разной сложности и срочности плановые ремонты своих энергоблоков, чтобы интенсивной работой закрыть дефицит выработки электроэнергии.

Начиная с февраля, доля электроэнергии АЭС постепенно росла. В отдельные дни мая был установлен рекорд по производству электроэнергии на АЭС - 68,5%. По месяцам доли составляли: февраль - 55,7%, март - 60,4%, апрель - 62,2%, май - 63,6%, июнь - 59%.

Напомню министру, что до 2014 года искусственно создавались диспетчерские ограничения для работы АЭС, то есть, генерации с более дешевой атомной электроэнергиией. Напротив, давались преференции компании ДТЭК, которая принадлежит Ринату Ахметову, чтобы он побольше заработал.

Правда, и разница в цене на 1 кВт электроэнергии от ТЭС и АЭС не была столь велика, как сегодня. Тогда тарифы ТЭС были больше в два раза, а сегодня – в три с лишним.

Высокая доля атомной электроэнергии последние три года в общем производстве позволяет сдерживать цены на оптовом рынке электроэнергии.

За 11 месяцев 2017 в структуре Энергорынка электроэнергия атомных станций составила 58%. Понятно, что удержание низкого тарифа для АЭС позволяет сдерживать среднеоптовую цену.

В течение 2017 года НАЭК "Энергоатом" имел дискриминационный тариф – 48 копеек, который в последнем квартале 2017 года еще был уменьшен – до 46,6 коп. В то время как в среднем для компаний тепловой генерации это 1,5-1,6 грн.

Украинские атомщики вынуждены проводить модернизацию и продление сроков эксплуатации АЭС за счет кредитов ЕБРР и брать кредиты в коммерческих банках для покрытия кассовых разрывов.

При такой тарифной политике Национальной комиссии регулирования электроэнергетики и коммунальных услуг (НКРЭКУ) инвестиционная составляющая в тарифе "Энергоатома" снизилась до 7%, в то время как в других странах с АЭС он находится на уровне 16%.

О каком развитии отрасли, новом строительстве может идти речь, когда не хватает средств в тарифе для повышения безопасности и надежности эксплуатации?

При этом министр, который присутствовал в сентябре на обсуждении тарифа для АЭС на последний квартал 2017 года в НКРЭКУ, в своем выступлении ни слова не сказал о том, что такой тариф дефицитен.

И не призвал "независимых" от здравого смысла членов Комиссии озаботиться государственными интересами и объективно определить тариф для "Энергоатома", без оглядки на интересы частной компании ДТЭК, а опираясь чисто на соображения надежности эксплуатации энергоблоков АЭС.

На самом деле никакой катастрофы в Объединенной энергосистеме Украины за 5 суток, что шел внеплановый ремонт на ХАЭС-2, не произошло. Энергосистема работала стабильно. Посмотрите на график: максимальное производство на ТЭС было 5 января – до 37,8%.

А потом снизилось, причем в само Рождество – 7 января, доля составляла 27,9%. Веерных отключений не было. Опять же, ДТЭК деньжат заработал, при таких-то протекционистских тарифах. Как и подведомственное министру "Центрэнерго".

Шахтеров финансово поддержали, сжигая уголь. Разве это не выгодно им? Это ли не забота министра? Более того, по данным Укрэнерго от 8 января, около 35% тепловых энергоблоков работали на экспорт электроэнергии.

Опасения, что город Нетишин останется без тепла, не оправдались, поскольку руководство ХАЭС вместе с городскими властями оперативно решили эту проблему, запустив резервную котельную на мазуте.

И заметьте, не требуя при этом от Кабмина включить в структуру тарифа стоимость закупки мазута, в отличии от компании "Киевэнерго", которая 28 декабря 2017 года обратилась в Национальную комиссию, и Кабинет Министров с просьбой включить в структуру тарифов на электроэнергию и тепло стоимость закупки десятидневного запаса мазута для подготовки к отопительному сезону.

И в заключение. По официальным сообщениям Компании и Госатомрегулирования Украины, к остановке второго энергоблока ХАЭС привело протекание воды через уплотнительную поверхность узла "чехол - блок перемещения" на приводе органов регулирования системы управления и защиты (ОР СУЗ) реактора.

Нарушение в работе блока не было классифицировано как аварийное, а его своевременная остановка была согласована с диспетчерской службой НЭК "Укрэнерго".

Почему министр поручает "провести проверку работы энергоблока №2 ХАЭС" директору департамента электроэнергетики, а не профильному департаменту ядерной энергетики и атомно-промышленного комплекса?

Какая цель такой проверки и что она, директор, там будет проверять, не имея профильного образования?

Почему министр не обратился в Госатомрегулирование, которая имеет на площадке АЭС своих инспекторов с просьбой создать комиссию, раз уж очень хочется показать, что министр реагирует на события?

И почему он реагирует на такое, в общем-то, рядовое событие, а не борется за интересы пока еще вверенных ему госпредприятий – как-то за увеличение чистой прибыли, чтобы она была адекватна производственной деятельности "Энергоатома" и ее вкладу в устойчивое функционирование ОЭС, а не те крохи, что есть на сегодня?

Не поддерживает публично увеличение тарифа для нее, потому как эта самая чистая прибыль только из тарифа и образуется? Действовать надо министру, а не имитировать деятельность, что наблюдается и в этом построждественском кейсе.

Комментировать
Сортировать:
в виде дерева
по дате
по имени пользователя
по рейтингу
 
 
 
 
 
 вверх