Колонки Олег Устенко
  3468  0

Почему "аграрная страна" часто синоним "бедная"

В Украине аграрная сырьевая продукция генерирует львиную долю экспортной выручки. В чем опасность такой зависимости?

агро

Основной риск, с которым сталкивается страна, специализирующаяся на экспорте товаров с низким уровнем добавленной стоимости – это высокая зависимость от изменений мировой ценовой конъюнктуры.

Как правило, по группе сырьевых товаров цена на мировом рынке меняется очень быстро. Товары с высоким уровнем добавленной стоимости в меньшей степени подвержены таким колебаниям.

При этом влияние негативных тенденций сказывается гораздо сильнее, чем влияние позитивных.

Это подтверждают примеры из нашего недавнего прошлого. Когда цена на мировых рынках по профильной для Украины экспортной группе, прежде всего по металлам, химии и агропродукции, шла вверх, то страна способна была показывать высокий уровень экономического роста.

Но при условном росте цены на 10% в год, экспортная выручка Украины увеличивалась в меньшей степени. Плюс страна не могла показывать точно такую же пропорцию в росте собственной экономики.

Этому отставанию есть объяснение. Считается, что зависимость экономического роста стран, которые специализируются на экспорте товаров с низким уровнем добавленной стоимости, "неэластичная".

Когда мировая конъюнктура растет на m%, то экономика какой-то отдельно взятой страны будет показывать уровень меньше, чем этот m. А когда идет спад цены, что мы наблюдали на мировых рынках металла с 2013 года, экспорт падает более высокими темпами, чем снижение стоимости.

То есть, если спад цены идет на m%, экономика упадет на (m+D)%.

Прививка от болезни

Поэтому не удивительно, что многие страны, которые относительно недавно – в диапазоне последних двух десятилетий – специализировались на выпуске продукции с низким уровнем добавленной стоимости, пытались уходить от этой модели.

Все боялись подхватить так называемую "Голландскую болезнь".

"Голландская болезнь" – экономический термин, означающий негативный эффект для национальной экономики в результате активного развития отдельно взятого ее сектора. Получил название от Гронингенского газового месторождения в Голландии, после открытия которого в стране начал активно расти экспорт газа, что привело к инфляции и безработице в результате стагнации перерабатывающих отраслей.

Заболеть этой болезнью можно, если вкладывать деньги и развивать только тот сырьевой сектор, который дает возможность роста в настоящем времени. Но, если меняется внешняя конъюнктура, этот сектор тянет тебя на дно, так как все остальные находятся в недоразвитом состоянии.

Из стран бывшего Союза, единственным, кто усвоил этот урок и старался защититься от "Голландской болезни", был Казахстан. Правительство республики пытается стимулировать равномерное развитие экономики – насколько это, конечно, возможно в тоталитарном государстве с большим количеством нерыночных элементов.

В Казахстане создан специализированный фонд, который занимается привлечением инвестиций в неэнергетические сектора экономики. Россия в свое время этого не сделала, и вот теперь имеет колоссальные проблемы.

В Украине точно такие же проблемы – причем не только с сельскохозяйственным, но и вообще со всем украинским экспортом, как таковым. И первопричина тут не в падении мировых цен, а в общей бизнес логике, которая есть в Украине.

Не секрет, что многие сектора экономики, особенно металлургия, в значительной степени контролируются олигархическими группами. Их стратегия преимущество сводилась к тому, чтобы максимизировать свою прибыль в краткосрочной перспективе – диапазон в год, три, пять, а тем более 10 лет, собственников мало интересует.

В их понимании они работают в совершенно нестабильной системе, где нет гарантий, что они сохранят актив, который сейчас позволяет им получать деньги и они не заинтересованы вкладывать в улучшение эффективности на перспективу.

Поэтому, с одной стороны, олигархия стимулирует ресурсную ориентацию экономики, а с другой – некачественный бизнес-климат не дает нормально развиваться конкуренции и привлекать инвестиции.

Страна попадает в замкнутый круг, который надо пытаться разорвать, иначе активное развитие экономики невозможно.

Аграрная vs бедная

Значительная часть продукции агропроизводства – это, как правило, товары с низким уровнем добавленной стоимости. И страны, которые производят такие товары, чаще всего отстают в своем экономическом развитии.

Поэтому если у тебя есть возможность продавать продукт или товар с более высоким уровнем переработки, какой смысл продавать сырье?

Зачем торговать металлом, когда можно продавать продукцию машиностроения? Зачем продавать сельхозтовары, если ты мог бы продавать продукты питания? Зачем продавать нефть, если можешь продавать бензин? Зачем продавать газ, если ты можешь продавать продукты химии?

Но для того, чтобы выйти на новый уровень нужно вкладывать деньги и строить новые конкурентоспособные производства. А делать это можно, только если инвестор уверен, что не потеряет свои вложения.

Когда ты видишь Украину с ее высоким уровнем коррупции, не гарантированным правом собственности, высокими административными барьерами для ведения бизнеса и налоговым давлением на бизнес, то невольно задаешь себе вопрос – а стоит ли в эту страну вообще делать инвестиции?

Более того, чтобы спросить себя об этом, не обязательно быть иностранцем. Многие украинцы, у которых есть бизнес даже средней руки, предпочитают вывести доходы за границу.

По результатам этого года, приток прямых иностранных инвестиций в страну не превысит отметку в 4 млрд долларов. Это мизер.

Всего в мире будет распределено порядка 2,5 триллионов долларов, из которых Украина в состоянии абсорбировать на себя менее 0,5%.

Поэтому краеугольная задача – улучшение бизнес-климата, что включает в себя борьбу с коррупцией, снижение административных барьеров, судебную реформу, реформу системы государственного управления.

Фактически все это – те реформы, которых требует украинское гражданское общество.

 
 
 вверх