Колонки Сергей Головнев
  6656  0

Кадровая глупость украинской энергетики

Почему конкурсы по выбору руководителей ключевых для экономики государственных компаний оказались бесполезными

колонка

После Революции достоинства новая власть придумала невиданный до этого инструмент конкурсного выбора менеджеров особо важных для экономики государственных компаний.

Архитектором этого метода был глава Администрации президента Борис Ложкин – бывший бизнесмен и медиамагнат. Задумка была благородной.

Она должна заблокировать приход в госкомпании "фунтов" – менеджеров, подконтрольных олигархам, высшим чиновникам или финансово-промышленным группам.

Надои от руководства

Раньше именно благодаря подконтрольным кадрам на ключевых госкомпаниях руководители страны воровали государственные средства.

В первую очередь это касалось крупных компаний в энергетическом сектору. Именно здесь сосредоточены самые большие финансовые потоки.

Например, Ринат Ахметов контролировал ключевые структуры в сфере управления рынком электроэнергии – "Энергорынок", "Укринтерэнерго", НКРЭ и Совет ОРЭ. Руководители в этих организациях помогали его энергохолдингу ДТЭК генерировать хорошую прибыль.

Группа нынешнего главы оппозиционной фракции в парламенте Юрия Бойко во времена Виктора Януковича контролировала структуру НАК "Нафтогаз Украины". Именно благодаря этому стали возможны "Вышки Бойко", купленные на $150 млн дороже рынка.

Дмитрий Фирташ контролировал химические госкомпании "Суммыхимпром", "Запорожский титаномагниевый завод" и "Одесский припортовый завод", обеспечивая прибылью свою химическую империю Ostchem.

"Семья" Виктора Януковича во главе с его старшим сыном контролировала государственные генерации "Центрэнерго" и "Донбассэнерго".

Игорь Коломойский и его группа "Приват" до сих пор контролируют госкомпанию "Укрнафта". Братья Игорь и Григорий Суркисы под прикрытием друга президента Игоря Кононенко контролируют государственные облэнерго.

Везде из этих предприятий выводились и выводятся деньги с помощью не хитрых схем. Основные – закупка товаров по завышенным ценам, договора аренды имущественных комплексов, приватизация с помощью доведения до банкротства, переуступка взимания долгов за оказанные услуг, контроль над регуляторными функциями.

Хитроумная процедура

И вот новая власть решила внедрить механизм конкурсного отбора, чтобы всего этого избежать. Соответствующее постановление Кабмина №777 было изменено в январе 2015 года. Впервые этот документ был принят еще в 2008 году правительством Юлии Тимошенко. Однако до 2015 года он толком не заработал.

Схема построена так: руководителей ключевых госкомпаний утверждает Номинационный комитет, который состоит из пяти министров: экономразвития, финансов, инфраструктуры, энергетики и агрополитики. В нынешнем составе Кабмина это соответственно Степан Кубив, Александр Данилюк, Владимир Омелян, Игорь Насалик и Тарас Кутовой.

Также в комитет входят пять независимых экспертов, согласованных с Кабмином. В основном это представители международных организаций. Однако они не имеют права голоса, а только наблюдают за процессом. Решения принимаются большинством голосов, а в случае паритета, профильный министр имеет два голоса.

После голосования, Номинационный комитет выдает решение профильному министру, который подает представление на Кабмин. И лишь на заседании Кабмина нового руководителя утверждают в должности.

Для подбора кандидатов по линии каждого из министерств назначается профильная комиссия из пяти человек для первичного отбора. Такие комиссии возглавляют хэдхантеры.

Например, для предприятий мининфраструктуры людей ищет Роман Бондарь из кадрового агентства Talent Advisors, а для энергетических предприятий – Алексей Юрченко из Hudson.

Неэффективность процедуры

Оказалось, что такая процедура конкурсного отбора в Украине не работает. Впрочем, это было понятно с самого начала ее внедрения.

Например, конкурс по подбору руководителя "Укрзализныци" начался еще в конце 2014 года. А гендиректор Войцех Балчун назначен на эту должность лишь в апреле 2016 года.

Почему процедура конкурсного отбора ущербна в украинских реалиях?

Международные эксперты хотели бы видеть независимых руководителей украинских госкомпаний, желательно выходцев из бизнеса с европейским образованием. И это хорошо. Но, сами эксперты – лишь "свадебные генералы" в Номинационном комитете. Голосовать они не могут.

Профильные министры хотят видеть во главе подведомственных компаний понятных себе людей, потому что политическую ответственность за их деятельность несут именно они.

Министры легко блокируют результаты конкурса, месяцами не назначая выбранного кандидата. В это время компанией руководит подконтрольный управляемый человек со статусом "исполняющий обязанности". Так было в "Укрзализныце", так есть в "Центрэнерго" и НЭК "Укрэнерго".

Кабмин, как коллегиальный орган, в своих устремлениях руководствуется политической целесообразностью. Например, чтобы обеспечить голосование депутатской группы "Воля народа" Ярослава Москаленко в парламенте, целесообразно назначить Андрея Пасишника первым замом руководителя "Укртранснафты".

Чтобы получить голоса депутатской группы "Видродження" Виталия Хомутынника, целесообразно не мешать Игорю Коломойскому управлять "Укрнафтой".

Опыт не имеет значения

Отдельный фактор влияния – руководство МЭРТ, которое является организатором конкурсных процедур. Например, будучи главой МЭРТ Айварас Абромавичус на конкурсах по избранию глав разных предприятий лоббировал Андрея Сирко-Галущенко, выходца из канадской диаспоры.

Возможно, Сирко-галущенко был бы хорошим менеджером. Но, врядли он может быть хорошим менеджером во всех компаниях. Управление энергетическими предприятиями предполагает наличие опыта в конкретной отрасли.

Например, сейчас министр энергетики Игорь Насалик не может подобрать себе зама, курирующего уголь. Скамейка запасных короткая. Сам Насалик хотел нанять Юрия Зюкова, лояльного к Юлии Тимоешенко.

Он уже занимал эту должность при Юрии Продане и Владимире Демчишине. До 2010 года Зюков руководил угольным гособъединением "Ровенькиантрацит".

Но, Зюкова не хотел видеть премьер Владимир Гройсман. Он попытался провести на эту должность Станислава Толчина – бывшего руководителя гособъединения "Макеевуголь", который не стесняется выставить напоказ свою роскошную жизнь.

И Толчина и Зюкова не назначили из-за "информационных рисков". В результате заместителем министра до сих пор остается Игорь Мартыненков, который уже больше года ничего не делает.

Информационные риски

Вся "открытая процедура" конкурса управляема и предсказуема. Хорошим примером служит избрание руководителя НЭК "Укрэнерго" в конце мая.

В конкурсе победил вице-президент корпорации AES в Казахстане Сергей Зуев, которого большинство министров вживую никогда не видели, а общались лишь по скайпу.

Насколько можно судить из разговоров с участниками конкурса, во многом своей победой Зуев обязан нынешнему главе МЭРТ Степану Кубиву.

Участники профильной комиссии и Номинационного комитета практически не задают соискателям профильных вопросов – об отрасли, о стратегии развития предприятия, о планах реформирования.

Это логично, потому что голосующие министры знают свой выбор заранее. Им жаль тратить время на выслушивание 3-5 кандидатов.

Вопросы большей частью касаются того, что написано в интернете. При этом Номинационнный комитет старается избежать "информационных рисков". Для того, чтобы помочь кому-то из членов конкурсного комитета "сбить" кандидата, достаточно опубликовать о соискателе компромат в интернет-СМИ.

Между тем, конкурс на руководителя госкомпании "Укртранснафта" легко смог пройти Николай Гавриленко, который ранее работал с одним из самых одиозных бюджетных воров – Игорем Филиппенко, партнером Юрия Иванющенко.

В Short-листе соискателей вы всегда найдете грузина, поляка, словака или болгарина. Это тоже делается во избежание "информационных рисков".

И наконец, под предлогом защиты соискателей, МЭРТ редко публикует даже short-листы, а полный список кандидатов – никогда. Нарушается главный принцип прозрачности – из кого выбирали?

"Голубая фишка" Петра Порошенко

Самым основным органом для отрасли является энергетический Регулятор – Нацкомиссия по регулированию рынка энергетики и коммунальных услуг (НКРЭКУ). От него зависят тарифы на услуги и энергоносители. Именно этот орган решает, какой доход будет у конкретной компании.

Здесь отдельный механизм назначения. Все семь членов Комиссии назначаются указами президента. В результате ее возглавляет бывший сотрудник ICU и Roshen Дмитрий Вовк.

По новому закону о Регуляторе, который сейчас находится на рассмотрении в парламенте, его члены также будут назначаться президентом. Но, подавать кандидатуры будет комиссия, состоящая из народных депутатов профильных парламентских комитетов. Президенту предлагается выбирать из двух соискателей, рекомендованных парламентом.

Такая схема вряд ли сработает. Если президент не сможет контролировать парламентскую комиссию, а следовательно – рекомендованных ею кандидатов, он может просто не выдавать соответствующий указ.

В большинстве своем украинской энергетикой продолжают управлять люди, подконтрольные олигархам, промышленно-финансовым группам и высшим чиновникам. Наверное, чтобы изменить это, недостаточно сделать главным критерием назначения отсутствие "информационных рисков".

И даже недостаточно передать функции управления от министерств наблюдательным советам, как это предусматривает закон о корпоративном управлении, принятый в начале июня.

Необходимы изменения системы на всю глубину, в первую очередь – возможность привлечь к ответственности, как менеджеров, так и назначающих их людей.

Комментировать
Сортировать:
в виде дерева
по дате
по имени пользователя
по рейтингу
 
 
 вверх