Колонки Андрей Павлишин
  2244  0

Земля обетованная: будет ли отменен мораторий на продажу земли

Каковы шансы добиться снятия моратория на продажу сельхозземель в Европейском суде по правам человека и нарушает ли государство Украина права землевладельцев.

пашня

Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) принял на первичную экспертизу заявки украинских владельцев земельных паев об ограничении их прав на собственность.

Параллельно была запущена Интернет-платформа, на которой можно оказать поддержку украинским аграриям и подать заявку в ЕСПЧ, чтобы защитить свое право на собственность.

Мораторий на продажу земель сельскохозяйственного назначения позиционируется, как инструмент дискриминации и ограничения конституционных прав украинских граждан-владельцев паев.

БизнесЦензор спросил у адвоката ЮКК "ДЕ-ЮРЕ" Андрея Павлишина – каковы шансы украинских аграриев продать свои паи при поддержки ЕСПЧ? И является ли сам факт принятия такого иска к рассмотрению заявкой на победу?

С подачи СМИ в обществе широко распространяется мнение, что сам факт успешной коммуникации ЕСПЧ и украинских аграриев уже говорит о вполне реальных перспективах отмены моратория. Ведь 90% поданных в вышеуказанную инстанцию заявок вообще отклоняются, а эта была принята.

Также многие считают, что внимание наднационального суда, как минимум, поспособствует решению данной проблемы в государстве, а как максимум, приведет к выводу о том, что мораторий, действительно является инструментом ущемления экономических прав украинцев.

Такие мнения имеют право на жизнь, но являются, по меньшей мере, спорными.

Украина занимает лидирующие позиции по количеству подаваемых заявок в ЕСПЧ - первое место среди стран входящих в Совет Европы в 2014 году. При этом, огромный процент не принимаемых жалоб является прямым следствием их явной необоснованности.

В случае с жалобами на мораторий отсутствие такой явной необоснованности подложно выдают за промежуточную победу.

Успешная коммуникация с ЕСПЧ далеко не всегда означает позитивные изменения, а уж тем более не гарантирует положительный результат. Это лишь демонстрирует соблюдение формальных требований при подаче заявки для того, чтобы ее допустили к дальнейшему рассмотрению.

Тут же стоит оговорить, что на первом этапе заявка проходит анализ секретариата ЕСПЧ на предмет соблюдения формальных требований, наличия необходимых документов и аргументации.

Речь идет именно о наличии аргументации, а не ее основательности. Из этого следует, что поводы рассматривать принятие жалобы к рассмотрению как установление нарушение прав человека мораторием в данном случае отсутствуют.

Сложно однозначно предсказать какое решение ЕСПЧ по существу поданной жалобы стоит ожидать. На текущий момент в подавляющем большинстве своих "столбовых" решений ЕСПЧ руководствуется принципом невмешательства в национальное законодательство.

При наличии законодательно установленного моратория ЕСПЧ может счесть его необоснованным только в случае доказательства "не качественности закона" и отсутствия "предсказуемости закона" (например дело Волоха против Украины).

На этом и настаивают заявители. Однако было упущено, что сама ст. 1 протокола 1 содержит возможность прямого ограничения национальным законодательством права собственности. В частности – и на землю.

В статье указано что "государство имеет право вводить в действие такие законы, какие ему представляются необходимыми, чтобы осуществлять контроль за использованием собственности в соответствии с общими интересами или для обеспечения уплаты налогов или других сборов или штрафов".

Ряд статей Конвенции устанавливают "ограниченное", а не "абсолютное право", предоставляя возможность государству, исходя из национальных интересов, изменять степень обеспечения граждан определенным правом, сковывая государство лишь необходимостью соблюдать "верховенство права".

Поэтому перед ЕСПЧ нужно будет доказать и нарушение существующими законами о моратории принципа "верховенства права".

В этой связи преждевременно считать, что Украина нарушает принцип "верховенства права", ограничивая право селян на распоряжение землей.

Большинство стран Совета Европы жестко регулируют собственный земельный рынок. Так, в Дании запрещена продажа земли сельскохозяйственных угодий юридическим лицам, а в ряде случаев для покупки земли устанавливаются дополнительные требования (проживание в сельской местности не менее 8 лет, наличие специального образования и доказательство профессиональной квалификации и т.д.).

Во Франции более 30 лет существует сложная система контроля, а следовательно и ограничения, земельного рынка (например, требуется разрешение властей при любом акте купли-продажи земли или аренды).

Сторонники отмены моратория указывают на то, что не стоит опасаться массовой продажи земли, ведь заинтересованных в их продажи селян не так уж много. Кроме того, по их мнению, в реализации земель не заинтересованы не только владельцы, но и представители крупного бизнеса.

Крупным иностранным инвесторам или агрохолдингам просто невыгодно приобретать крошечные участки селян.

Но, в условиях ограниченности товара (ограниченность количества земли) и массового увеличения предложения (все ринутся продавать землю), именно большие агрохолдинги и будут бенефициарами отмены моратория, скупая землю за бесценок.

Например, чтобы сколотить такой земельный банк, как у гиганта отрасли "Мрии", нужно будет потратить от $180 до $700 млн. И эти 180 тысяч гектаров будут в собственности, а не в аренде у агрохолдинга.

Это копейки, особенно учитывая тот факт, что найти финансирование на Западе под покупку земли в Украине будет проще, чем получить кредитку Приватбанка.

По нашему мнению именно аграрии и крупные финансисты сейчас выступают тайными спонсорами общественных организаций-поборников моратория.

Снятие моратория не станет запуском полноценного рынка земли в условиях несформированной экономической и политической позиции по этому поводу.

Такое действие принесет пользу лишь после того, как будет отработан этот вопрос со всем аграрным сообществом, реализованы равные условия создаваемого земельного рынка для всех субъектов, завершена инвентаризация и разграничение земель сельскохозяйственного назначения, проведена нормативная и денежная оценка земли, и установлена минимальная цена реализации земли.

 
 
 вверх