Общество, Финансы, Коррупция

  1296

 Прокуроры ГПУ оправдывают наезд на НАБУ "ахметовским" делом. ВИДЕО

Представители Департамента ГПУ по расследованию особо важных экономических дел объясняют, что раскрыли конспиративную квартиру Антикоррупционного бюро и свыше 11 часов удерживали представителей Бюро в своем Департаменте, поскольку боялись нападения на себя со стороны фигурантов дела о похищении Олега Семинского, экс-директора частной компании "Нефтегаздобыча".

Об этом сообщают Наші гроші, передает БизнесЦензор.

Как сообщается, руководитель упомянутого Департамента ГПУ Владимир Гуцуляк уверяет, что дело "Нефтегаздобычи" опасно для жизни его заместителя Дмитрия Суса. По словам Гуцуляка, именно поэтому прокуроры так переживали за выявленное за собой слежку.

"Сус расследовал уголовное производство по факту похищения Семинского. В этом производстве также фигурировал Бирюк (один из похитителей Семинского). Его убили недавно. 12 выстрелов. Это наш основной свидетель. Очевидно, следующим должен быть Сус," - утверждает Гуцуляк.

Как отмечается, "дело Семинского" достойно внимания не только потому, что прокуроры используют его для оправдания своих действий в отношении представителей Национального антикоррупционного бюро. В прошлом году дело похищенного экс-директора "Нефтегаздобычи" использовалось для действий, которые выглядели как силовое давление на компанию и ее акционеров. Сус лично подавал в Печерский райсуд Киева ходатайство об аресте счетов, акций, скважин и добытого газа компании "Нефтегаздобыча". Печерский суд ходатайство Суса удовлетворял.

Эти действия блокировали экономическую деятельность компании, о чем она неоднократно заявляла. В частности, "Нефтегаздобыча" обращалась с письмами к тогдашнему Генпрокурору Виктору Шокину, ставя под сомнение целесообразность блокирования хозяйственной деятельности предприятия в связи с исчезновением его экс-директора. Тем более, через три года после факта похищения и даже после возвращения Семинского.

Когда же по искам "Нефтегаздобычи" Апелляционный суд Киева начал снимать аресты, наложенные по ходатайству Дмитрия Суса, он лично разоблачил сомнительные доходы председателя Апелляционного суда Киева Антона Чернушенко.

Упомянутые действия прокуратуры выглядели как инструмент давления президентской команды на "Нефтегаздобычу" с целью получения доли в компании или политического влияния на ее мажоритарного собственника Рината Ахметова.

В феврале 2016 года в "Нефтегаздобыче" сообщили о появлении нового акционера - нидерландской компании Salazie B. V. Ее бенефициары неизвестны, а структура собственности заканчивается офшором Oxnard Ventures Ltd на Британских Виргинских островах.

Народный депутат от БПП и бизнес-партнер президента Игорь Кононенко признавал, что в конце 1990 годов он вместе с Петром Порошенко был совладельцем "Нефтегаздобычи" через компанию "Укрпроминвест". По его словам, актив был отобран у них "рейдерским путем", однако он не собирается его возвращать.

Департамент, в котором работает Дмитрий Сус, называют "Департаментом Кононенко-Грановского", по фамилиям депутатов от БПП Игоря Кононенко и Александра Грановского, которым приписывают влияние на это подразделение ГПУ.

12 августа представители этого Департамента задержали и в течение 11 часов удерживали в нем двух сотрудников оперативно-технического подразделения Национального антикоррупционного бюро. Сотрудники НАБУ на конспиративной квартире рядом с указанным департаментом ГПУ с разрешения суда осуществляли наблюдение за прокурорами.

По сообщению НАБУ, с весны 2016 года Антикоррупционное бюро расследует три производства, в которых фигурируют представители Департамента ГПУ, где работает Дмитрий Сус. Дело, внесенное в ЕРДР 29 апреля этого года по заявлению народного депутата, квалифицирована по ст. 364 Уголовного кодекса Украины "Злоупотребление властью или служебным положением". В мае от ГПУ в НАБУ передали производство, квалифицированное по ст. 368 "Принятие предложения, обещания или получения неправомерной выгоды должностным лицом" и ст. 368-2 "Незаконное обогащение". 24 мая по заявлению физлица НАБУ зарегистрировало еще одно производство - по факту вымогательства неправомерной выгоды (ст. 368 УКУ).

Задержанные прокурорами работники НАБУ сообщили о избиении, угрозах и психологическом давлении. По их словам, в этом участвовал лично Сус. Он же вернул их ночью к зданию Национального антикоррупционного на автомобиле Audi Q7, которая записана на его бабушку Марию Юрчик. Этой иномарки, которой пользуется Сус, несмотря на требования Закона, нет в его декларации.

Данные из реестра МВД свидетельствуют, что Audi Q7 появилась у бабушки Дмитрия Суса в разгар прошлогоднего прокурорского противостояния с компанией "Нефтегаздобыча".

Дмитрий Сус сообщил, что машина обошлась ему не рыночные $35-40 тыс., а $12-15 тыс. (300-400 тыс. грн), поскольку приобретенная поврежденной после ДТП. Вместе с тем, он не смог точно объяснить источник происхождения средств на приобретение авто. В качестве объяснения следователь назвал несколько версий: 1) он "10 лет откладывал по 10 тысяч", 2) его мать в 2014 году продала свою иномарку. Весь прошлогодний доход Дмитрия Суса равен 353 тыс. грн., то есть стоимости "битого" Audi Q7.

Источник: http://biz.censor.net.ua/v3010394
 
 
 вверх